НАКАНУНЕ ВЫБОРОВ
20
Накануне предстоящих парламентских
выборов журнал «Признание» провел
опрос ведущих российских политоло-
гов о перспективах фаворитов избира-
тельного марафона. Наши эксперты
оценили шансы на преодоление парти-
ями и предвыборными блоками пяти-
процентного барьера, их электораль-
ный ресурс, сильные и слабые сторо-
ны партий и лидеров, планы на реша-
ющий раунд политической схватки –
выборы 2000-го года
2
0
0
0
К
ВЫ
БО
РА
М
ПРОЛОГ
ПРЕЗИДЕНТСКИМ
Шансы на преодоление пятипроцентного барьера у
«Отечества – Всей России» (ОВР) не уступают КПРФ, то
есть практически стопроцентные. Директор Института по-
литических исследований Сергей Марков оценивает
электоральный ресурс ОВР в пределах от 20 до 35% голо-
сов избирателей. Какой процент в итоге проголосует за
центристов, зависит от того, как поведут избирательную
кампанию не только они сами, но и их конкуренты. Это
связано с тем, что ОВР поддерживают прежде всего изби-
ратели, которые разочаровались в других партиях. Мно-
гие склонны поддержать ОВР как будущую «партию влас-
ти», сформировавшуюся в оппозиции. В этом смысле чем
более активно будет вести себя Кремль, тем больше про-
блем будет у ОВР.
С другой стороны, центр склонны поддержать те сто-
ронники оппозиции, которые разочаровались в способ-
ности КПРФ когда-нибудь прийти к власти. Поэтому чем
радикальнее и нереалистичнее будет позиция коммунис-
тов, тем больше шансов у ОВР. И напротив, чем реалис-
тичнее поведут себя коммунисты, тем меньше у центра
шансов на победу. Не думаю, что есть смысл говорить о
каких-то социальных группах, поддерживающих ОВР,
поскольку это не партия социальных интересов, а движе-
ние весьма широкого плана, без четкой идеологии и же-
стких партийных рамок. Этот блок пытается занять место
в центре и совместить в себе как образ оппозиции ны-
нешнему режиму, так и «настоящей партии власти». По
сути ОВР отрабатывает знаменитый лозунг российского
крестьянства: «А царь-то поддельный!». По мнению цен-
тристов, Борис Ельцин – это именно поддельный царь, а
Примаков – царь настоящий, тот, который нужен.
Сильной стороной ОВР является то, что другие груп-
пировки не могут захватить пространство политического
центра, и это пространство достается «Отечеству – Всей
России». К тому же власть доказала свою неспособность
управлять страной, а традиционная оппозиция (комму-
нисты) доказали свою неспособность прийти к власти. В
этих условиях ОВР предстает в весьма выгодном свете
для избирателей, разочаровавшихся и во власти, и в оп-
позиции. Кроме того, во главе блока стоят такие извест-
ные, хорошо узнаваемые люди, как Примаков и Лужков.
Сам блок базируется на региональных «партиях власти».
Слабость ОВР в том, что он не «завоевал» голоса, а
они ему «достались». Достались, потому что остальные
политические структуры просто рухнули. Сам же по себе
блок пассивен, и его будущее зависит от активности и ус-
пешности остальных политических субъектов. Яркая ил-
люстрация – ситуация с рейтингом Лужкова, его зависи-
мость от информационных кампаний, от роста рейтинга
Путина. Блок не контролирует основные телеканалы, а
мощности НТВ ограничены. Москвичи этого не замечают,
зато в регионах этот фактор очень силен.
Лидеров у блока два – Примаков и Лужков, и каждо-
го нужно оценивать отдельно. К сильным сторонам При-
макова относится то, что он ничего не сделал плохого на
посту премьера, а наоборот, переломил ситуацию и вы-
вел страну из кризиса. Это является его главной положи-
тельной характеристикой, основанием для его претензий
на пост президента. В то же время Примаков представля-
Блок
«Отечество –
Вся Россия»
Фавориты:
партии и
лидеры
pg_0002
21
По мнению генерального директора Центра приклад-
ных избирательных технологий Игоря Харичева, шансы
на преодоление пятипроцентного барьера у КПРФ прак-
тически абсолютные. Электоральный ресурс партии оце-
нивается как 20% стабильного электората и плюс 5-7%
сверх того. Эту прибавку КПРФ может получить в случае
удачно выстроенной избирательной кампании и объек-
тивно выгодной для партии политической ситуации.
Сильная сторона КПРФ – ее уникальность как партии
не-лидерского типа. По сути, судьба лидера или лидеров
фактически не сказывается на судьбе КПРФ. Если уйдет
Зюганов – придет другой лидер, а партия все равно будет
существовать. Второй положительный фактор – это силь-
ная идеологическая ориентация КПРФ. Настоящая партия
обязана быть идеологической, и когда «Единство» заяв-
ляет, что оно против идеологии, это просто несерьезно.
Слабость же КПРФ в том, что большинство ее электората
– это пожилые люди, очень мало молодежи. Кроме того,
КПРФ идеологически очень негибка.
Коммунистическая
партия
Российской Федерации
Блок
Владимира
Жириновского
ет собой напоминание о брежневском времени: пожи-
лой, солидный, спокойный лидер, способный всех уми-
ротворить. Далее, Примаков не был замешан в корруп-
ционных скандалах. Еще один аргумент: он являет собой
зримый образ государственника, не представляющего
частные интересы группировок, а действующего от имени
всей страны и для всей страны. Наконец, Примаков нахо-
дится в самом центре политического спектра, т.е. там, где
большинство избирателей. Он и левый, и в тоже время
центрист, да еще с легким антизападным душком. Глав-
ная же слабость Примакова в том, что он «старый и боль-
ной», а также лишен собственной политической базы,
структурной опоры.
Москва является витриной современного российского
капитализма, выставкой его достижений, а Лужков –
очень энергичный, харизматического типа политик, спо-
собный разговаривать с избирателем на его языке. Очень
хороший организатор, который сам создал и московскую
систему управления, и политическую структуру «Отечест-
во». Обладает мощной финансовой поддержкой москов-
ского бизнеса. Опирается на ряд лояльных ему губерна-
торов других регионов. Как и Примаков, он находится в
центре политического и идеологического спектра. Но, с
другой стороны, Лужкова многие боятся – боятся его не-
предсказуемости, боятся, что закрутит гайки, что имеет
собственную команду и готовит все «хлебные места» под
нее, что не оставит места под своих политических партне-
ров. Многие убеждены, что Москва является коррумпи-
рованным городом, и негативная тень, разумеется, пада-
ет на Лужкова. Никаких доказательств этому нет, но
большинство населения в этом убеждено.
Кандидатом от ОВР на президентских выборах 2000-
го года, очевидно, будет Примаков. Два месяца назад я
бы ответил, что ему практически гарантирована победа,
сейчас у него появился мощный конкурент в лице нынеш-
него премьер-министра. Сейчас их шансы практически
равны.
У коммунистов опять-таки недостаточно гибкие ли-
деры, которые плохо умеют адаптироваться, приспосаб-
ливаться к меняющейся ситуации. Они мало учитывают
веяния времени, пытаются все оценивать по-старому,
исключительно с классовых позиций. Правда, под угне-
тенными классами они уже понимают «трудящихся», ку-
да включают и ученых и инженеров, а не только челове-
ка у сохи и у станка. Тем не менее устаревший классовый
подход, общая идеологическая зашоренность для лиде-
ров КПРФ характерна. К тому же у коммунистов доста-
точно серая, неинтересная, неизобретательная избира-
тельная кампания.
Кандидатом в президенты от КПРФ в 2000-м году, ве-
роятно, останется Зюганов. В качестве страховочного ва-
рианта рассматривается Селезнев. За последние года три,
когда он был спикером, он вырос в достаточно масштаб-
ную личность и многие в КПРФ присматриваются к нему
как к возможному новому лидеру. Так что при опреде-
ленном стечении обстоятельств кандидатом от КПРФ и
народно-патриотических сил может стать и Селезнев.
Если блок Примакова-Лужкова достигнет успеха на
думских выборах, то на президентских выборах у комму-
нистов не будет шансов на победу. В этом случае предпо-
чтительные шансы будут у Примакова, и умеренные сто-
ронники КПРФ отдадут свои симпатии именно ему. Кан-
дидат коммунистов может пройти во второй тур, но вряд
ли победит в нем.
В случае же, если с ОВР, с Примаковым происходит что-
то негативное, и в центре фактически не остается сильных
кандидатов, – тогда умеренная часть левого электората бу-
дет голосовать только за лидера КПРФ. Эти люди вряд ли
проголосуют за правых центристов или тем более за пра-
вых. Единственное исключение представляет собой Путин,
который сейчас четко идеологически не позиционирован,
но колеблется между правоцентристами и правыми, где-то
в районе НДР.
Руководитель Аналитического управления движения
НДР Марк Урнов считает, что шансы на преодоление
пятипроцентного барьера у Блока Жириновского пока
еще есть. Но они ослабевают по причине появления в
массовом сознании фигуры Путина, который отобрал у
Жириновского нишу политика, демонстрирующего го-
товность к жестким и эффективным действиям. Таким
образом, Жириновский потерял свою уникальность, и
ему теперь остается только заниматься клоунадой. А
этим он заниматься подустал. Так как лидер лишился
идентичности, потенциал всего блока идет на спад.
Электоральный ресурс блока держится на уровне
3%-4%. Это означает, что перспективы его прохождения
в Думу во многом зависят от того, наберут ли три пар-
тии-фаворита (ОВР, КПРФ и «Яблоко») в совокупности
50% или больше от числа пришедших голосовать. Если
не наберут – вступает в действие механизм «гибкой
планки», который откроет ворота для четвертой партии.
На роль такого аутсайдера вместе с Жириновским будет
pg_0003
В нынешнем варианте шансов у НДР преодолеть пя-
типроцентный порог практически не оказалось, полага-
ет член Научного совета Московского центра Карнеги
Андрей Рябов. Гипотетически такая возможность су-
ществует, если только «Медведь» из-за своей молодо-
сти и нераскрученности не доживет до 19-го декабря.
Электоральные ресурсы НДР ограничены и представ-
ляют собой остатки электората былой «партии власти». В
целом это движение поддерживают социальные группы
и слои, особенно в российской провинции, которые вы-
играли от реформ, люди, которые живут под лозунгом:
«Довольно реформ – да здравствует стабильность!» Они
хотят, чтобы реформы развивались, но не в русле ради-
кальных скачков, революций, а в русле постепенных
преобразований, не затрагивающих основы существую-
щей системы распределения власти и собственности.
Идеология консерватизма, проповедуемая НДР, доста-
точно адекватна существующему моменту. Проблема в
том, что слишком много соискателей на этом электо-
Партия
«Наш дом –
Россия»
НАКАНУНЕ ВЫБОРОВ
22
ральном поле, и НДР из них – самый слабый. Если бы по-
мимо НДР на этом же поле действовал только ОВР, то у
движения были бы неплохие шансы пройти в Думу. Но
сейчас здесь появился еще и «Медведь», а частично и
Союз правых сил. В этих условиях НДР оказывается зажат
между гигантами, с большими основаниями, чем он,
претендующими на одно и то же электоральное поле.
Ситуацию могло бы изменить появление во главе НДР
сильного и популярного лидера. Но Виктор Черномыр-
дин в последние полгода пошел явно вниз, а Владимир
Рыжков пока не настолько силен, он еще только разви-
вается в этом направлении.
Сила НДР в том, что несмотря на упреки в излишней
бюрократизации, ее лидерам удалось создать достаточ-
но устойчивую организационную структуру, которая не
развалилась в одночасье, когда НДР перестал быть пар-
тией власти. Другой плюс: объединение сформировало
достаточно цельную идеологию. Это особенно важно
сейчас, когда масса партий и объединений, у которых
нет вообще никакой идеологии. Третья сильная сторона
НДР в том, что эта партия сама определилась со своим
выбором, не поддалась на посулы и выгодные предло-
жения извне, и сегодня идет избираться самостоятельно.
Это говорит о том, что для НДР работа с электоратом
важнее сиюминутной выгоды.
Слабость НДР – в ее в прошлом – излишней привя-
занности к органам исполнительной власти. НДР до
сих пор сталкивается с негативными последствиями
этого явления. Далее, слишком долго не было внятной
идеологии, она появилась поздновато. Наконец, о
партии судят в первую очередь по тому, как работает
парламентская фракция, а в НДР фактически работал
один Владимир Рыжков. Яркой позиции фракции в Ду-
ме не было. Слишком долго партия искала свою поли-
тическую нишу, много времени и сил потрачено зря –
на переговоры вначале с Союзом правых сил, затем с
«Медведем». Ко всему прочему, в НДР нет свежих ди-
намичных политиков, а одного Рыжкова для такой
партии маловато.
Лидеров у НДР двое: Черномырдин и Рыжков. У пер-
вого вроде бы есть все позитивные данные, чтобы стать
одним из наиболее ярких и популярных политиков: уме-
ние работать с электоратом напрямую, «лоб в лоб», го-
ворить с ним на одном языке. Слабость, которая Черно-
мырдина сгубила – это излишняя лояльность к нынешне-
му Президенту, лояльность даже тогда, когда большая
часть истеблишмента перешла к нему в оппозицию. Вла-
димир Рыжков – один из лучших, наиболее речистых и
разговорчивых ньюсмейкеров. Его слабость в том, что он
никогда не принимал самостоятельных решений. Мак-
симум, что он делал – это играл роль «политического
диспетчера» на посту первого вице-спикера Госдумы.
Рыжков совсем не зря отказался в свое время от поста в
исполнительной власти – поста вице-премьера по соци-
альным вопросам.
Своего кандидата на выборах 2000-го года НДР, ско-
рее всего, выставлять не будет. С большими оговорками
и на определенных условиях НДР может поддержать Пу-
тина (если он сохранит нынешний высокий рейтинг). Ли-
бо, если Путин уйдет со сцены, Лужкова – но это менее
вероятно. Наименее реалистичен, но все-таки возможен
вариант поддержки Примакова – но только в том случае,
если Примаков будет избираться не в союзе с коммуни-
стами, а через конфронтацию с ними.
претендовать «Единство» («Медведь»). Если же сохра-
нится нынешняя тенденция к росту рейтинга Союза пра-
вых сил, то и он тоже «встанет в очередь».
Сильной стороной объединения является его абсо-
лютная дисциплинированность, верность своему лиде-
ру, значительные финансовые ресурсы. Слабость блока
– в его изначальной идентификации как маргинально-
го образования, претендующего на высоко агрессив-
ный и поэтому не очень большой по объему электорат.
Сейчас, по мере снижения в обществе агрессивно-
злобного градуса, почва под такой партией становится
все более зыбкой.
ЛДПР и блок Жириновского – это движения одного
лидера, одного человека. Сильные стороны Жиринов-
ского – безусловная харизматичность (для маргиналов),
темперамент, лицедейский талант. Слабые стороны – ис-
тероидность, избыточная агрессивность и усталость ли-
дера. Жириновский уже не смотрится как активный и эф-
фективный деятель, а превращается в агрессивного, но
обрюзгшего человека. Такой политик по-настоящему
нравиться избирателям не может.
Кандидатом блока на президентских выборах
2000-го года станет, безусловно, Жириновский. И точ-
но так же нет сомнений, что его шансы на победу рав-
ны нулю. Вообще партия находится в сложном перио-
де, когда решается вопрос, есть ли у нее будущее. Ху-
лиганство со включением в список сомнительных пер-
соналий означает, что существует только один актер,
тогда как партийный «лейбл» отсутствует. ЛДПР уже
перестала существовать как претендент на думскую
фракцию, превратившись в «политическое АОЗТ». Та-
кие образования долго не живут, существуют за счет
энергетики лидера и уходят из политики вместе с ним.
Сомневаюсь, что запаса энергии у Жириновского хва-
тит надолго.
pg_0004
По мнению Алексея Чеснакова, директора Центра
политической конъюнктуры, шансы на преодоление пя-
типроцентного барьера у объединения пока средние. Все
будет зависеть от последних дней кампании. Если их
удастся провести на высоком уровне, то 5% барьер
«Единство», он же «Медведь», преодолеет. Если нет – то
и результат не превысит 3%.
Электоральный ресурс «Единства» достаточно высо-
кий для преодоления 5% барьера. За блок готовы были
бы проголосовать около 7% избирателей. Однако свя-
занная с поздним созданием блока нехватка времени для
полноценной его раскрутки безусловно скажется на ито-
говых результатах. При этом нужно учитывать, что у каж-
дого из лиц первой тройки есть, хоть и незначительный,
но «свой» устойчивый электорат. У Карелина – Западная
Сибирь (особенно Новосибирск), у Гурова – силовые
структуры (очень популярен в системе МВД), у Шойгу –
МЧС и те же силовики.
Сильной стороной «Медведя» является идеологичес-
кая неангажированность. Сегодня избиратель, не призна-
ющий традиционные партии типа КПРФ, СПС, «Яблока» и
т.д. составляет основную массу электората. Поэтому, кста-
ти, и появились десятки центристских партий и движений.
Это – потенциальные избиратели «Медведя», жаждущие
стабильности при передаче власти. Как ни странно, все
это превращается и в слабость блока, поскольку иногда
теряется его лицо. Объединение трех первых лиц доста-
точно органично смотрится когда они объединяются под
какие-то разделяемые ими общие идеи. Если таких идей
нет, то и объединение лидеров смотрится не так зрелищ-
но.
Главная слабость – то, что в первую тройку «Медведя»
вошли люди, не считающиеся чистыми политиками, а тем
более политиками-тяжеловесами, конечно же в минус
блоку, учитывая раскручиваемый соперниками аргумент
об их неопытности в новом для них деле. Все-таки Дума не
орган оперативного управления. Но в то же время, все они
имеют имидж «борцов». Шойгу – «борец за спасение
жизней людей», Гуров – «борец с преступностью», Каре-
лин – просто «великий борец». Все это в плюс новым по-
литикам. Борец – имидж хороший. Вспомните Ельцина –
борца с привилегиями в конце 80-х. Неважно против кого
бороться – врага можно создать из кого угодно, главное
за что и как. За что, уже придумали – за будущее страны,
за честь державы (успехи Карелина в копилку блоку). А
то, что будут бороться хорошо, сомнений не вызывает –
имидж победителей создан.
Если «Медведь» сохранится после парламентских вы-
боров и сможет преобразоваться в типичную партию, та-
ким кандидатом будет Владимир Путин. Тогда и кандидат
на премьеры в лице Шойгу уже есть. А вот шансы на по-
беду Путина будут ясны только после парламентских вы-
боров, когда станут ясны новые стартовые условия. Сей-
час перед «Медведем» конкретная задача – пройти в Ду-
му. Ставить более высокие цели новому блоку до декаб-
ря будет чрезвычайно трудно. Это то же самое, если бы
космонавты в процессе запуска на околоземную орбиту
вдруг начали бы думать о том, как бы еще и на Луну «мах-
Как незначительные оценивает шансы на преодоле-
ние правыми пятипроцентного барьера генеральный ди-
ректор Центра политических технологий Игорь Бунин.
Тем не менее СПС, считает Бунин, обладает достаточ-
но высокими финансовыми и коммуникативными ре-
сурсами. Сильные стороны блока – те же финансы, пози-
ции в СМИ, а также весьма приличная узнаваемость ли-
деров. Но эти же лидеры малопопулярны и дискредити-
ровали себя в глазах большинства избирателей – что и
является главной слабостью СПС. Как результат, у пра-
вых нет собственного кандидата на президентские выбо-
ры 2000-го года, и им ничего не остается, как голосовать
за кандидата от Кремля. На сегодня таким кандидатом
является Путин.
Электоральный потенциал «Яблока» – морализирую-
щая интеллигенция – достаточно стабилен. Так считает
Алексей Кара-Мурза – Директор центра теоретических
проблем российского реформаторства, – и позволит
объединению без проблем преодолеть проходной барь-
ер в новую Государственную Думу и сохранить свои
обычные 7-8 процентов.
Недостатки «Яблока» являются продолжением его
достоинств. «Яблочники», возможно, лучшие люди, но
именно такие люди могут слишком много «начудить» во
власти.Тактическая ставка «Яблока» на президентских
выборах сегодня – Степашин. Хотя реальным вождем
объединения был и останется Явлинский, который
сколько бы не избирался на пост Президента, никогда не
поднимется выше третьего места, но никогда не опустит-
ся ниже четвертого.
Избирательное
объединение
«Медведь»
Избирательное
объединение
«Союз
правых сил»
Избирательное
объединение
«Яблоко»
На этом номере мы заканчиваем
представление предвыборных
политических объединений.
Член Редакционного Совета
журнала «Признание»,
директор Центра политической
конъюнктуры А.А. Чеснаков
побеседовал с руководителями
избирательных объединений
«МЕДВЕДЬ» – СЕРГЕЕМ ШОЙГУ
и «СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ» –
ИРИНОЙ ХАКАМАДА
23
«ЕДИНСТВО»
ПРОЛОГ
К
ПРЕЗИДЕНТСКИМ
ВЫБОРАМ 2000
.