ПОРТРЕТ КРУПНЫМ ПЛАНОМ
14
– Вам не скучно заниматься тем,
чем Вы занимаетесь сейчас, Виктор
Александрович.
– То, что не скучно, – однозначно.
Правда, хотя это и осознанный выбор,
иногда кажется, что это не совсем мое.
Я по духу своему – предприниматель,
бизнесмен, человек дела: люблю стро-
ить, созидать, получаю от этого удо-
вольствие. А во власть я пошел с од-
ной целью – чтобы был услышан оте-
чественный товаропроизводитель.
К сожалению, наше общество пока еще
незрелое, негармоничное, мы еще
только-только начинаем строить пра-
вовое, гражданское общество. Сейчас
нередко приходится сталкиваться с
тем, что люди, прежде призывавшие к
демократии, приветствовавшие ее, те-
перь разочаровываются в ее идеалах. И
напрасно, потому что рано ждать высо-
ких результатов: ну, не строятся такие
серьезные сооружения, как общество,
за один-два года! И даже за десять лет
Виктор Александрович
СЕМЕНОВ,
заместитель председателя
Комитета по экономической
политике и предприниматель-
ству Государственной думы РФ.
Родился 14 января 1958 года
в Московской области.
Закончил плодоовощной
факультет Московской
сельскохозяйственной
академии им. К.А. Тимирязева
по специальности «ученый-
агроном». Работал бригадиром
и управляющим тепличным
комбинатом в подмосковном
совхозе «Белая дача»,
в сельскохозяйственном отделе
Люберецкого горкома КПСС
Московской области, был
заместителем председателя
исполкома Совета народных
депутатов. В 1987 году был
избран директором агрофирмы
«Белая дача», с 1992 года, после
приватизации предприятия, –
президент и генеральный
директор АОЗТ Агрофирма
«Белая дача». С мая 1998 года –
министр сельского хозяйства РФ.
Сейчас – заместитель
председателя Комитета
по экономической политике
и предпринимательству
Государственной думы РФ.
«Я ПО ДУХУ –
ПРЕДПРИНИМ
АТЕЛЬ»
Виктор СЕМЕНОВ:
pg_0002
15
не строятся. Десять лет даже в жизни
человека – это миг, а в жизни общест-
ва – доли секунды. Поэтому, если мне
удастся сделать так, что в рамках на-
шего будущего гражданского правово-
го общества будет слышен голос това-
ропроизводителей, объединенных че-
рез союзы, ассоциации и т. п., – я буду
счастлив. Но для этого надо научить
товаропроизводителей самоуправле-
нию. Именно научить и создать им для
этого условия. Потому что основа
гражданского общества есть тогда,
когда общество начинает самоуправ-
ляться, а не как мы привыкли, когда
кто-то за нас думает, командует, кто-то
должен дать «отмашку», «вот приедет
барин – барин нас рассудит»... Это бы-
ло при царе-батюшке, было при совет-
ской власти. Сейчас же можно встре-
тить такие полюсы в обществе: с одной
стороны, в сельском хозяйстве полный
провал, с другой, есть хозяйства, где
все наоборот – редкое процветание.
При том же самом диспаритете цен,
при том же экономическом безумии,
которое порой охватывало государст-
во. И это касается не только сельского
хозяйства, а и других отраслей. Но ес-
ли товаропроизводители сумеют объе-
диниться, если государство создаст та-
кие условия, при которых и законода-
тельная и исполнительная ветви смо-
гут, прежде чем принять решение, ус-
лышать товаропроизводителя, а не тех
олигархов, которые близки к «уху» за-
конодателя и министра, – картина из-
менится. Только тогда, когда товаро-
производители вместе, в гармонии
с государственными органами власти
будут создавать правила игры, пове-
дения на рынке, только тогда он будет
предсказуем и лишен тех перекосов,
которые мы сегодня имеем.
Я глубоко убежден: правительство
должно наконец понять, что если оно,
прежде чем принять решение, основа-
тельно посоветуется с товаропроизво-
дителями, то ошибок будет на порядок
меньше! А если оно еще и обеспечит
возможность обратной связи уже
в процессе осуществления решения, то
своевременная корректировка помо-
жет к минимуму свести количество воз-
можных ошибок и негативных послед-
ствий. Вот только тогда, когда будет ус-
тановлена обратная связь, когда мож-
но будет все быстро подкорректиро-
вать, тогда эта государственная и об-
щественная машина будет «самонаст-
раивающейся». Но пока этого нет, и нас
«заносит» то в одну, то в другую сторо-
ну. Но нам уже хватит революций и по-
трясений! При всем духовном богатст-
ве и терпении России у нее тоже есть
предел. В конце концов народ хочет
просто жить. Хватит уже бороться за
урожай, за выполнение плана, с кем-то
и чем-то. Пора просто жить в нормаль-
ном обществе, производительно рабо-
тать, чтоб хватало времени и для отды-
ха, и для личных, семейных планов.
Наверное, к этому надо стремиться.!
– А почему Вы, бывший министр
сельского хозяйства, не в Комитете
по аграрным вопросам.
– Если откровенно, то я понимаю,
что в Комитете по аграрным вопросам
в том составе, в котором он сегодня на-
ходится, мне вряд ли удастся провести
ту линию, которую я вижу в развитии
сельского хозяйства, аграрно-промы-
шленного комплекса. К сожалению, те,
кто называют себя аграрно-промыш-
ленной группой (а в основном они
сформировали этот комитет), в боль-
шинстве своем – левые. Я же не разде-
ляю этой позиции, особенно позиции
крайне левых. Это первый фактор.
А второй – очень важно, чтобы в Коми-
тете по экономической политике, в ко-
тором я работаю, были представлены
аграрии. Поэтому, я думаю, что сделал
правильный выбор. Если бы все агра-
рии замкнулись лишь в аграрном ко-
митете, то, на мой взгляд, от этого они
бы только потеряли. Я вообще не уве-
рен, нужна ли аграрная группа в Думе.
Почему нет шахтерских групп, учитель-
ских. Чем аграрии заслужили этот осо-
бый статус. И потом аграрии все раз-
ные, нельзя их всех чесать под одну
гребенку! Поверьте, что аграрии Хари-
тонова абсолютно не являются вырази-
телями интересов аграриев всей Рос-
сии! И то, что мы часто слышим: «Голо-
совали «против» коммунисты и агра-
рии», «Зал покинули коммунисты и аг-
рарии...» и т. п., это негативно сказыва-
ется на имидже всего аграрного секто-
ра. При этом я уважительно отношусь
ко взглядам, которые исповедуют Ха-
ритонов и КПРФ, я понимаю источники
этих взглядов, но будущее аграрного
сектора далеко не за этим блоком. По-
тому что то положительное, что сегодня
живет, развивается, нашло себя в рын-
ке; новые подходы, новые пути реше-
ния вопросов, – это не заслуга «харито-
новцев». Я солидарен с ними в вопро-
сах необходимости государственной
поддержки сельского хозяйства, но аб-
солютно против того, что поддержи-
вать надо всех. При этом надо разде-
лить поддержку сельскохозяйственно-
го производства и социальную под-
держку – это разные вещи. Сегодня на
селе сложнейшая, кризисная обстанов-
ка. И без социальной поддержки лю-
дей не обойтись. Но вот помогать хо-
зяйствам, которые разваливаются из-
за неумелого руководства или откро-
венного воровства их руководителей,
помогать, зная, что эта помощь не пой-
дет на пользу делу, – разве нужно. Это
просто аморально! В конце концов, мы
должны уважать налогоплательщика.
Помогать надо тому, кто везет воз, или,
по крайней мере, хочет везти.
Недавно в Думе более 38 депута-
тов, которые считают себя аграрника-
ми, но не входят в аграрно-промыш-
ленную группу Харитонова, объедини-
лись в межфракционное объединение
«Депутатский продовольственный со-
вет», который я возглавил. Мы надеем-
ся помочь в решении ряда важных на-
болевших проблем. Что скрывать. Се-
годня для поддержки сельского хозяй-
ства денег нет. Мы их и не просим. Мы
говорим: «Давайте те средства, кото-
рые имеются, направим не столько на
субсидирование, сколько на регулиро-
вание рынка». Кроме того, помимо фи-
нансовых средств есть масса других ре-
гуляторов рынка: таможно-тарифная
политика, налоговая политика, и т. д.
Давайте пропишем все это в законах.
Пропишем, например, как надо заку-
пать продовольствие для спецпотреби-
телей: армии, милиции, управления
исполнения наказаниями и т. д. Знаете,
что только армия потребляет продо-
вольствия на 10 миллиардов рублей
(и это в ценах 1999–2000 года)! Пред-
ставляете, какие это деньги. А посмот-
рите, что происходит. Мы доигрались
до того, что сегодня на Дальнем Вос-
токе наша армия ест бычки, отловлен-
ные в Черном или Балтийском морях
Рабочие будни
Рабочие будни
pg_0003
ПОРТРЕТ КРУПНЫМ ПЛАНОМ
16
поляками! Где логика, вы мне скажите.
И таких примеров я могу назвать милли-
он! Закупают импортное, в результате
огромные деньги оседают в карманах
прапорщиков и генералов, а солдат го-
лодный, и крестьянин без работы! Это
ужасная глупость! Так давайте изменим
ситуацию, это же возможно! Непра-
вильно думать, что во всех наших бедах
теперь виноват рынок. Нет: нам насле-
дие досталось тяжелое. Ведь если
вспомнить, как мы переходили от Со-
ветской власти к другой, которую неиз-
вестно, как назвать, потому что демо-
кратией ее еще называть рано, то все эти
болячки – коррумпированная милиция,
коррумпированная власть и т. д. – все
это оттуда пошло. А сейчас все обост-
рилось, вылезло, и за счет прессы стало
более заметным. С нашей, центрист-
ской точки зрения, не стоит сегодня ис-
кать виноватых в тех или иных време-
нах, а надо просто понять, где мы сде-
лали ошибки, и постараться их больше
не допускать плюс склеивать то, что не-
обходимо. К слову, я очень рад, что се-
годня у нас другая Дума. Здесь очень
много вчерашних бизнесменов, кото-
рые реально поняли, что если наиболее
активные из них не пойдут формиро-
вать сегодня новые правила игры в го-
сударстве, отстаивать свои интересы,
то никто за них этого не сделает. Мы
еще долго не придем к той ситуации,
когда появится институт профессио-
нальных политиков, которые, по сути,
и должны этим заниматься.
– А что нового в экономической
политике появилось благодаря ра-
боте вашего комитета.
– Сказать, что за год мы смогли что-
то радикально изменить, добились
больших побед, я не могу. Но, напри-
мер, в вопросах регулирования рынка
кое-чего удалось добиться – наметился
взвешенный, центристский подход к
решению ряда проблем. Но, надо ска-
зать, что прогрессивные, с нашей точки
зрения, проекты «пробивать» доволь-
но трудно. Так, например, комитет
одобрил законопроект, который бы
отрегулировал взаимоотношения
между союзами товаропроизводите-
лей и государственными органами
власти. Но когда мы отправили зако-
нопроект в правительство, от него ос-
тались рожки да ножки. Правительст-
во говорит: «Вы просите, чтобы прави-
тельство могло через свои министер-
ства делегировать часть полномочий
зарегистрированным союзам и ассо-
циациям, а этого делать нельзя». Но,
кстати, именно так делается во всем
мире. И я знаю, что многие министер-
ства реально понимают, что без этого
они задохнутся, поскольку не могут
иметь достаточно кадров, оператив-
ной информации, чтобы лучше, чем
ассоциации товаропроизводителей,
знать ситуацию на рынке. Но, видите ли,
нельзя министерствам передавать свои
полномочия – это идет вразрез с зако-
ном о правительстве, с Конституцией.
А мы тогда говорим: если этому мешает
закон о правительстве, давайте менять
закон! Не думаю, что невозможно найти
таких юридических ходов, чтобы, не на-
рушая Конституцию, сделать нормаль-
ное, полезное дело! Но в правительстве
не хотят, потому что многим чиновни-
кам, особенно коррумпированным чи-
новникам, не нужны союзы и ассоциа-
и простых складских свидетельствах.
Это мощнейший механизм не только
для продовольственного сектора, но и
для других секторов, где есть биржевая
торговля и типично биржевой товар. Это
огромный новый ресурс для создания
гарантийных фондов в бизнесе. К при-
меру: сегодня крестьянин имеет на скла-
де зерно – тысячу тонн, но продавать его
не хочет. По его ожиданиям, в мае будет
лучше конъюнктура. Но он хочет взять
кредит сегодня. Подо что. Зерно зало-
жить – целая проблема. Вот если бы
у него это зерно лежало на сертифици-
рованном элеваторе, он без лишних
ции, не нужны товаропроизводители.
Они любят работать индивидуально,
с отдельными предприятиями, поти-
хонечку. Лоббировать интересы им-
портеров, что у нас, к примеру, успеш-
но проходило последние 10 лет. Ведь
не секрет же это – принимались нуле-
вые таможенные пошлины, даже было
субсидирование импорта! Если и под-
нимались барьеры, чтобы защитить
отечественного товаропроизводителя,
то все равно остались огромные «лу-
зы». Вы же знаете, как у нас «прозрач-
на» до сих пор таможня... Сегодня там
пытаются навести порядок, правда,
топорно, по-русски: лес рубят – щепки
летят! Вообще закрыли границу прак-
тически. Но опять же те, кто нырял в
эти лузы, ныряют по-прежнему, а нор-
мальные, добропорядочные импорте-
ры страдают. Возвращаясь же к зако-
ну, о котором мы говорили, скажу, что
мы руки не опускаем, будем бороться,
чтобы он все-таки прошел.
– Какие еще, помимо названных
уже вопросов, поднимает в Думе
Комитет по экономической полити-
ке и предпринимательству.
– Мне проще говорить о продоволь-
ственном секторе. Хотя закон, о котором
сейчас расскажу, касается всех. Работа
нашего комитета активно способствова-
ла тому, чтобы прошел закон о двойных
проблем смог бы взять кредит, имея
складское свидетельство. Это как век-
сель – его можно заложить, продать.
Из-за чего все биржи рассыпались. Из-
за того, что сделки проходили так: один
продавал тысячу тонн зерна, другой по-
купал ее. Расписались, потом побежали
– один искать зерно, другой – деньги.
И в результате сделки разваливались.
Так вот этот механизм создает невоз-
можность подобных сделок: специаль-
ные структуры будут гарантировать эти
сделки. Вот она – роль государства.
Или такая проблема. Мы считаем,
что надо пересмотреть отношение
к земле. И вот недавно был выработан
довольно взвешенный подход к зе-
мельному вопросу: пусть будет любая
форма собственности, пусть люди сами
определят, что им выгоднее. Не надо
лишать их права выбора. Все эти разго-
воры о том, что если крестьянам дать
землю в собственность, то они ее обяза-
тельно пропьют, продадут, заложат или
у них ее просто отберут обманом, а они
потом будут рабами, – ерунда. А мо-
жет, кому-то и нужен хозяин, который
хотя бы создаст им рабочее место, ведь,
по большому счету, какая разница, кто
это рабочее место создаст. Вспомним,
ведь у пролетарского государства крес-
тьяне-то как раз и были батраками: без
паспортов, зарплаты, с минимальной
С коллегами на выставке
pg_0004
пенсией. А посмотрите сегодня, когда
в каком-то, так называемом коллектив-
ном хозяйстве, по два года не платят
зарплату, и все, что можно, растащили.
А рядом, в тех же климатических, эконо-
мических условиях, находится процве-
тающее хозяйство, где люди получают
хорошую зарплату плюс продовольст-
венные пайки берут по себестоимости
комбикорма. Почему так. Надо понять
самую главную ошибку начала перест-
ройки. Помните, Юрий Черниченко пи-
сал: всем по три-четыре сотки – и страна
будет накормлена. Заблуждение! Сего-
дня в деревнях у частников иногда по
гектару земли – и почему же они не бо-
гаты. Себя с трудом могут прокормить.
А потому, что это каторжный, непроиз-
водительный, абсолютно непривлека-
тельный труд. Если бы господин Черни-
ченко сам бы попахал когда-нибудь
и обеспечил бы свою семью картошкой,
мясом, молоком, хлебом, он бы понял,
что стал настоящим рабом. Раздать зем-
лю всем бесплатно и поровну – глу-
пость. Этим дискредитировали понятие
частной собственности на землю. Ее от-
дали не тем хозяевам. Еще Столыпин го-
ворил, что лучше быть наемным работ-
ником у крепкого хозяина, чем владель-
цем малоземельного пая, обреченным
на нищету. Почти сто лет прошло с тех
пор – более актуальной фразы для села
сегодня я не знаю. И это то, чем мы тоже
сегодня занимаемся в комитете. Хотя
у нас там не все так просто. Сталкивают-
ся разные политические течения, абсо-
лютного единомыслия нет, и восприни-
мать комитет, как орган, который имеет
четкий план работы и консолидирует ка-
кую-то единую линию, было бы непра-
вильно: этого нет.
– Я так понимаю, Вы последова-
тельно, на разных должностях про-
водите одну линию.
– Что касается товаропроизводите-
лей, вы абсолютно правы. Я был пер-
вый министр сельского хозяйства, ко-
торый добровольно создал при минис-
терстве координационный совет пред-
принимателей, куда вошли все руково-
дители ведущих предприятий. Это был
первый толчок. И мы, продовольствен-
ники, в целом явились первыми, кто
начал эту работу вообще в нашем на-
родном хозяйстве, то есть создали ме-
ханизмы взаимодействия правительст-
ва и товаропроизводителей. Наверное,
тогда это получилось потому, что ми-
нистром стал сам товаропроизводи-
тель. Можно сказать, я и пришел в ми-
нистерство ради этого.
– И где этот вопрос решать было
легче – в правительстве или в Думе.
– Пока все власти не будут консо-
лидированы, этот вопрос не будет
решен до конца. До этого момента
товаропроизводитель не сможет по-
чувствовать, что он нужен обществу,
что с ним считаются, поскольку он –
главная движущая часть общества. Об-
щество должно беречь его, считаться
с его мнением, но в то же время и жест-
ко его контролировать. Кстати, лучше,
чем сам себя, никто его не проконтро-
лирует. Поэтому, если государство бу-
дет контролировать товаропроизводи-
телей, опираясь на их союзы, это будет
самый эффективный контроль.
– Восточная философия, охота,
рыбалка, дача – это, как удалось
выудить из Интернета, все Ваши ув-
лечения. Неужели Вы работаете на
своей даче.
– У меня, правда, есть несколько
грядок, что называется, для души. Люб-
лю смотреть, как растет капуста, нра-
вится срывать морковку с грядки. Но
больше я люблю газон. А еще мне до-
ставляет огромное удовольствие смот-
реть, как растут деревья. У меня их
большая коллекция – кленов, хвойни-
ков, у каждого из которых – свое лицо,
каждый просыпается весной в своем
ритме, осенью засыпает по-разному.
Мой, скажем так, парк настолько техно-
логичен, что ухаживать за ним одно
удовольствие. Для меня высший отдых,
подпитка энергии – побыть на природе.
На открытии выставки