ЧЕЛОВЕК И ЕГО ДЕЛО
26
«Своим бизнесом я
занимаюсь лишь на
треть, а все остальное
время забирают
мои общественные
обязанности, – с этой
фразы начал разговор
Сергей БОРИСОВ, пре-
зидент Московской
топливной ассоциации
(МТА). – Меня избира-
ют президентом МТА
уже четвертый год под-
ряд, – продолжил он, –
тайным голосованием,
единогласно.
И это – предмет моей
гордости». И предмет
страстного монолога, –
добавлю я, – в который
вылилось наше интер-
вью с Сергеем
БОРИСОВЫМ.
слову, в Московскую топлив-
ную ассоциацию входит более
50 организаций, реализующих
75 процентов объема продаж
на Московском топливном рынке.
– МТА взаимодействует с прави-
тельством Москвы, с нефтяными ком-
паниями, – рассказывает Сергей Рена-
тович. – Очень непросто сейчас все
складывается, поскольку нефтяники
пытаются немножко «поддавливать»
малый и средний бизнес. Так получи-
лось, что с началом капиталистическо-
го периода в России бензин стали про-
давать частные предприниматели, так
как нефтяные компании тогда не про-
явили интереса к этому бизнесу.
Вспомните, что представляла собой
автозаправочная станция в начале
90-х годов. Убогие, покосившиеся
бензоколонки, которые обсчитывали
покупателя на литр-два с десяти отпу-
щенных. Они были и экологически
ущербны – на АЗС наблюдалась
сплошная замазученность. Мы – пред-
ставители малого и среднего бизнеса –
буквально за пять лет без вложения
бюджетных средств (в одной только
Москве инвестировано более 500 мил-
лионов долларов!) кардинально изме-
нили эту картину. И сейчас частный
бизнес составляет более 70 процентов
в розничной реализации нефтепродук-
т
о
в
по всей России.
Конечно, объединительное движе-
ние малых и средних фирм в топлив-
ном бизнесе началось с Москвы, по-
том в Московской области, Санкт-Пе-
тербурге. Сейчас региональных ассо-
циаций, аналогичных Московской топ-
ливной, действует уже более тридца-
ти. Из них 25 входят в Российский топ-
ливный союз (РТС), который создан
два года назад, так как многие вопро-
с
ы
в развитии топливного рынка невоз-
можно решить на местном уровне. Так
получилось, что я был избран еще
и президентом Российского топливного
союза, коим являюсь уже третий год.
К
pg_0002
27
Сергей БОРИСОВ:
Могу сказать, что совесть моя чиста,
поскольку кое-что удалось на этом посту
сделать. Конечно, мы постоянно дума-
ем о стабильном месте малого и сред-
него бизнеса в системе развивающего-
ся топливо-энергетического комплекса
России. В этой области малый и сред-
ний бизнес очень твердо стоит на но-
гах, и другого не дано. Сама суть пред-
принимательства в этой сфере требу-
ет, чтобы малый бизнес демпфировал
монопольные устремления крупных
игроков – нефтяных компаний.
Я был приятно удивлен, побывав не-
давно в США и убедившись, что и у них
есть ассоциация рыночников в области
реализации автомобильного топлива
(фактически – владельцев АЗС), кото-
рая является стопроцентным аналогом
нашего топливного союза. Там в каждом
штате есть топливная ассоциация, а все
они объединены в американскую ассо-
циацию. Мы же продвигались в этом
объединительном направлении, не зная
их опыта. И что примечательно – там ве-
ликолепно работают антимонопольные
законы. Если вдруг какой-то крупный
игрок решил занять доминирующее по-
ложение на рынке, то ему антимоно-
польные органы включают своего рода
антимонопольный счетчик по налогам.
У нас, к сожалению, такого нет – анти-
монопольный закон практически не ра-
ботает, и если есть шараханье с доми-
нированием из стороны в сторону, то за
этим практически никто не следит.
Фактически частные владельцы АЗС
предоставлены сами себе в стихийном
установлении отношений с нефтяными
компаниями, и государство в этом от-
ношении практически их не поддержи-
вает. По этому вопросу мы намерены в
ближайшее время обратиться к прези-
денту России с воззванием, потому как
честный и достойный малый и средний
бизнес с хорошей предприниматель-
ской жилкой, с борьбой за клиента яв-
ляется великолепным инструментом са-
моналаживания розничного рынка
нефтепродуктов. А если в регион при-
дет один монополист – «Лукойл» или
«Юкос», или «Славнефть», к примеру,
и скажет нынешним владельцам АЗС:
«Да вы все станете моими и никуда не
денетесь! Как пожелаю, так и буду экс-
плуатировать АЗС, как захочу, так и бу-
ду назначать цены». Все! Вот тогда на-
ступят другие времена. В такой ситуа-
ции каждый губернатор, каждый мэр
города станет заложником того или
иного нефтяного магната, доминирую-
щего в данном регионе. И это будет вто-
рая, если не первая власть в регионе.
Потому что если он надумает закрыть
бензиновый кран, то все остановится.
Вот отсюда и выходит, что своей
компанией («Гермес-Москва») мне
приходится заниматься все меньше и
меньше, потому что и Российский
топливный союз и Московская топ-
ливная ассоциация ставят перед со-
бой все большие и большие цели и
задачи, а возможности их решения
все время усложняются.
«Боевым крещением» Российского
топливного союза стала борьба с пози-
цией А.П. Починка – бывшего министра
по налогам и сборам, когда он возглав-
лял это министерство. Вспомните проект
пресловутого налогового закона для
АЗС, который хотели ввести и в связи
с чем была большая шумиха. Мы встре-
тились с Александром Петровичем в
программе Любимова «Здесь и сейчас»,
где попытались высказать друг другу
свои позиции. И Починок в итоге согла-
сился с нами, и с тем, что если мы не хо-
тим остановить большинство автоза-
правочных колонок и выстроить очере-
ди к одному остающемуся заправочно-
му «пистолету», то этот закон принимать
нельзя. В результате Государственная
дума закон не приняла, а новый Налого-
вый кодекс вообще его не предусматри-
вает, поскольку признана неправильной
в принципе такая постановка вопроса.
Во всех странах мира работают акцизы.
Вот возьмем, к примеру, США: налог
в Алабаме около 18 центов за галлон.
К этому добавляется еще федеральный
налог, что составляет в сумме
приблизительно 36 процентов от стои-
мости реализуемого топлива, – все по-
нятно, все прозрачно – все платят
с проданного литра. А у нас хотели
с «пистолета»! Продаю я, не продаю,
в поле ли колонка, в столице ли – раз
«пистолет» у тебя есть, значит, с него и
плати! Это примитив. Мы выиграли эту
борьбу и считаем, что это наша большая
победа. Тем не менее, повторю, идет
очень серьезная борьба за наше место в
системе топливного рынка, за то, чтобы
уменьшить наше влияние на общий
процесс развития. Здесь масса всяких
проявлений – и в технологии в том чис-
ле. Например, решил один чиновник,
прикрываясь борьбой за экологию, обя-
зать незамедлительно установить на
всех АЗС в Москве фильтры для улавли-
вания паров нефтепродуктов. А фильт-
ры эти разрабатывает лоббируемая им
фирма! И если посчитать доход от их ус-
тановки для этого чиновника и его фир-
мы, то она составит около 7 миллионов
долларов! Но мы ему возразили: «Поче-
му вы нам правила игры не сформули-
ровали, когда мы только начинали стро-
ить АЗС. Мы учли все требования, раз-
работали под них технологию. А если
динамика развития бизнеса, возврата
средств, рентабельность не позволяют
сейчас тратить средства на установку
этих фильтров. Мы что, должны себе
удавку на шею накидывать. Такая поста-
новка вопроса просто подталкивает нас
к воровству – чтоб мы разбавляли топ-
ливо, чтоб покупали «левый» бензин
или готовили суррогат сами. Я уж не го-
ворю о том, что, по сути, эти фильтры –
вчерашний день технической мысли и
во всем мире существует совершенно
иной способ обеспечения экологичес-
кой безопасности АЗС – система регене-
рации паров, которая позволяет не
только сделать воздух чистым, но и эко-
номить бензин. Нам удалось отстоять
свою правоту. Так что борьба
с «необузданными» чиновниками – од-
но из важнейших направлений деятель-
ности МТА и РТС.
А второй рубеж, на котором мы дер-
жим оборону, – это нынешняя политика
«
С
Л
А
Б
А
К
И
»
В
Т
О
П
Л
И
В
Н
Ы
Й
Б
И
З
Н
Е
С
Н
Е
И
Д
У
Т
»
pg_0003
ЧЕЛОВЕК И ЕГО ДЕЛО
28
ливе, которые увеличиваются в связи с
ростом численности автотранспорта. В от
посмотрите: 75 процентов объемов
продаж топливного рынка в руках ча-
стных владельцев АЗС, а вы думаете,
чиновники Минэнерго нас спросили:
«А сколько вы продаете в зависимости
от сезонного фактора.». У нас ведь ста-
тистика есть вся – по дням, вот график –
пик апрельский, пик сентябрьский, вы-
ходные, будни и т. д. В такой ситуации
кто-то мудрый должен нефтяной краник
с помощью фискальных или иных мето-
дов регулировать: увеличить пошлину
таможенную, дать задания какие-то для
загрузки наших заводов... Не делается
это своевременно! И фактически мы пы-
таемся сами как-то этот процесс регули-
ровать, излишки топлива из одних реги-
онов перебрасывать туда, где его не
хватает. Но это же функция государства,
а не Российского топливного союза! Мы
занимаемся этим не от хорошей жизни.
Я категорически не хочу превращать на-
ши общественные структуры в аналог
бывшего Госкомнефтепродукта или Гос-
но выработать алгоритм, который бы
позволял создавать заинтересованность
в том, чтобы оставлять необходимое
количество топлива в стране, а не от-
правлять его на экспорт. Потому что
еще раз скажу: нефтяники готовы про-
давать все возрастающие объемы топ-
лива – ведь разница в ценах между
внутренним и внешним рынками колос-
сальная. А таможенные пошлины, кото-
рые задним числом Касьянов с Хрис-
тенко устанавливают, – это все пост-
фактум и несерьезно. Они не отражают
реальной картины. Наступает период
деловой активности – нужно, чтобы по-
шлины были повыше и вынуждали бы
нефтяные компании оставлять поболь-
ше нефти в стране. Или применять как
временную меру другие методы, такие
как балансовое задание, например.
Нам нужно защищать свой рынок!
В США бензин стоит 55 центов,
и они говорят, что дорого. А у нас сей-
час – 30! Но у нас средняя зарплата
меньше ста долларов, а у них – 2,5 ты-
сячи! Это Европа может себе позволить
всего процесса, который идет в области
внутреннего нефтепродуктообеспечения
страны, а получается так, что нас еже-
годно преследуют кризис за кризисом.
Каждым летом мы говорим: «Снова на-
двигается бензиновый кризис». Утверж-
даю, что его можно предотвратить.
Страна, которая дает десять процентов
мирового экспорта нефти, может обеспе-
чить себя моторным топливом. Кроме то-
го, мы не можем себе позволить миро-
вые цены на внутреннем рынке и должны
любыми методами сделать так, чтобы в
стране оставалось достаточное количест-
во топлива. Министерство энергетики
даже не считает реальные потребности
хозяйственного комплекса страны в топ-
снаба, но выручать ребят в регионах на-
до.! Год назад, когда кризис начался
с Петербурга, никто не считал, сколько
в это время бензина ушло на экспорт
(говорят, «Сургутнефтегаз» все добытые
объемы нефти гнал на экспорт и «обес-
кровил» Петербург). Мы об этом узнали
по телефону от членов РТС и просто-на-
просто сделали оперативные переадре-
совки: попросили оптовиков перебро-
сить эшелоны с топливом не в Москву,
где было все в порядке, а в Петербург.
Но разве это наша функция. Для этого
даже министерства не надо – нужна
команда человек из пятнадцати, хоро-
шие компьютеры и информационная ба-
за. Грамотно оперируя этой базой, мож-
С Людмилой Гурченко,
чьи творческие мечты не раз
поддерживал Сергей Борисов
нефтяных компаний. Мы пытаемся с ними
договариваться. Есть разумные люди –
руководители нефтяных компаний, ко-
торые считают, что доминирование
в регионе – это для них огромная ответ-
ственность. Тем самым они подписыва-
ются в том, что будут обязаны незави-
симо от складывающейся ситуации пол-
ностью снабжать топливом подконт-
рольный регион. Сейчас вся Россия
(за исключением Москвы и Питера –
здесь работают рыночные механизмы),
поделена нефтяными компаниями на
подконтрольные регионы. Какой бы
бензиновый кризис ни был в стране,
в столице мы его почти не чувствуем –
и это заслуга малого и среднего бизне-
са в какой-то степени, потому что при
поддержке правительства Москвы мы
создали действующую рыночную среду.
Конкуренция между субъектами рынка
сама заставляет решать возникающие
проблемы с ценообразованием и по-
ставками топлива. В Москве работают
шесть нефтяных компаний, которые да-
леко не друзья между собой – они тол-
каются локтями и хотят свою рыночную
нишу расширить. Битва за Москву идет
большая. И в этой связи работает само-
регулирующийся рыночный механизм.
Мы создали эту конкурентную среду,
а она теперь дает общий положитель-
ный эффект для жителей столицы. А ос-
новные регионы России поделены меж-
ду «Юкосом», «Лукойлом» и т. д. Такая
ситуация создает очень непростые ус-
ловия как для местных властей, так
и для самих нефтяных компаний. Но по-
ка, повторяю, антимонопольные зако-
ны у нас работают слабо. И здесь наша
задача – это поиск путей взаимодейст-
вия, попытки договориться, привести
в логическое русло наши отношения
с нефтяными компаниями.
Есть еще масса других направлений
деятельности: изменение подзаконных
актов, закона о лицензировании, по-
рой убогих, потому что изданы или
приняты без совета с нами. Но мы же
профессионалы в своей сфере дея-
тельности и далеко не те люди, кото-
рым чужды государственные интере-
сы! Мы даже больше государственни-
ки, чем государственные чиновники!
Я убежден, что сегодня предпринима-
тель более честен к своему государст-
ву, чем чиновник! Среднестатистичес-
кий чиновник – это наше ярмо: он си-
дит без зарплаты, жизнь заставляет его
выстраивать свои решения на услови-
ях коррупции, а честность, принципи-
альность, совестливость для него –
увы, в большинстве случаев неприем-
лемые категории, потому что мешают
ему накормить себя и свою семью.
Мы пытаемся наладить отношения
с Министерством энергетики. Но пока
роль этого министерства мы не видим.
Оно должно стать штабом координации
pg_0004
цены в полтора-два доллара за литр, но
мы – нет. Поэтому нужно сделать так,
чтобы ценообразующий продукт имел
свою нормальную цену. И мы тоже вы-
нуждены этим заниматься.
Или еще одна проблема: почему по-
является суррогатный бензин. Да, это
беда – в Москве 27 процентов неконди-
ционного топлива! Из них процентов 12
можно списать на отклонения в техноло-
гии, а остальные – однозначно «меша-
нина», – суррогатный бензин. А в Мос-
ковской области его около 50 процен-
тов! А что наш покупатель знает о проис-
хождении суррогатного бензина. Есть
такой некондиционный полуфабрикат –
прямогонный или технический бензин,
который производится для нужд нефте-
химии. Но почему-то законодателями
было установлено так, что этот бензин не
облагается акцизом. Естественно, он на
700–1000 рублей за тонну дешевле, чем
товарный бензин. Но если добавить «хи-
трые» присадки, то его октановое число
можно кратковременно повысить
с 50–60 до заданного, а что дальше
происходит с потребляющими такой
продукт двигателями автомобилей – это
уже никого не волнует. Но с этим же на-
до бороться! А почему государство знает
об этом (Лужков, например, написал на
эту тему письмо в правительство Рос-
сии), но ничего не делает. А выход-то
простой: надо, чтобы акцизы были у всех
одинаковые! А если нефтехимии надо
«подсобить» немножко, давайте возвра-
щать им этот акциз потом, после постав-
ки бензина на нефтехимические заводы.
Это тоже экономический рычаг! Плюс
применение обязательных крупнейших
штрафов к нарушителям. Смотрите, ус-
тановлены и обнародованы эти ужасные
проценты некондиционного топлива,
продаваемого АЗС. И что вы думаете,
хоть одна станция закрылась после это-
го. Увы... Здесь снова сила ее величества
коррупции! Коррупция – страшный ин-
струмент в руках «беспредельщиков» и
тех, кто хочет заниматься неправедным
бизнесом. Наши же возможности здесь
ограничены – мы высветили проблему,
а бороться с ней, решать ее должна
власть. Мы же пальцем на своих коллег
никогда не будем показывать. Да, для
нас «суррогатчики» тоже зло – это не-
равная конкуренция, потому что у нас
с ними разные экономические возмож-
ности: мы платим налоги за нормальное
топливо, а они уходят от них.
И все-таки я не хочу сгущать краски,
есть определенные подвижки. Ассоциа-
цию, топливный союз начинают слу-
шать, обращать внимание – это уже
большое достижение. Появляются серь-
езные люди и в Государственной думе, и
в министерствах, и в администрации
президента, но им тоже непросто вот так
взять и переломить ситуацию, десятиле-
тиями существующие традиции.
Но мы надеемся, что восторжеству-
ет здравый смысл. Иначе ради чего ра-
ботаем. Мне скажут, что предприни-
матели работают ради прибыли. Это
так, но опять-таки они хотят иметь ста-
бильный и честный бизнес, для кото-
рого должны быть созданы условия.
А еще я все больше вижу предприни-
мателей, которые не только ради денег
работают, но и ради идеи. И самое хо-
рошее, когда все это совпадает.
– Я не ропщу, – улыбнулся Сергей
Борисов, – я семь лет в частном бизнесе
и считаю, что это очень хорошее время.
Тяжелое, но хорошее. Очень интерес-
ное. И поскольку от простого все время
идешь к сложному, то уже не можешь
остановиться, а водоворот бизнеса тебя
увлекает все больше и больше. «Слаба-
ки» в топливный бизнес не идут. Здесь
характер должен быть. И хотелось бы,
чтобы еще побольше совести было...
На премьере мюзикла
«Бюро счастья»
В Английском клубе