ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР
44
«ХОЧУ
ПРИНЕСТИ
ПОЛЬЗУ
ТАМ
, ГДЕ
ВИДНО
БУДУЩ
ЕЕ»
Заместитель председателя
Комитета
Государственной думы РФ
по образованию и науке
Любовь ГЛЕБОВА:
одилась я в Арзамасе. Наш город очень древний, ему
больше полутысячи лет. Но при этом небольшой.
Уютный. И самая большая наша ценность – отноше-
ния между людьми. Для меня мой город не просто
место, где я появилась на свет, не просто, как принято говорить,
моя малая родина, для меня он, как бы сказать точнее, мое «ме-
сто силы», без которого я не мыслю своего существования.
– Наверное, здесь велико влияние Вашей семьи, ма-
мы, отца...
– Все гораздо сложнее. Понимаете, у меня с детства было
ощущение, что существует нечто такое, важное, чего я до кон-
ца не знаю, но что на самом деле определило мою дальней-
шую судьбу.
– Поясните, пожалуйста, что Вы имеете в виду.
– Дело в том, что я очень рано, всего в четыре года, поте-
ряла отца. И толком его даже не помню. Папа умер 37 лет
отроду. До этого довольно долго был на инвалидности. Дом,
где я выросла, располагался в частном секторе. Там по ста-
ринной русской традиции к дому дедушки и бабушки были
сделаны две пристройки. С одной стороны жил один сын,
с другой – второй. А в результате семья была всегда вместе.
И вот, вся наша улица прекрасно помнила практически неиз-
вестного для меня моего отца как удивительного человека,
который, как говорят, всегда был не просто добрым, но ис-
ключительно честным и справедливым. Соседи вспоминали,
как «в любое время дня и ночи любой мог обратиться к Нико-
лаю Михайловичу с любой просьбой», говорили: «у Николая
Михайловича были золотые руки».... И свет этой любви
к безвременно ушедшему от нас моему папе потом всю мою
жизнь хранил меня и всячески поддерживал.
– Но все равно, наверное, Вы жили довольно трудно.
– Материально, да. Бесспорно, не легко. Моя мама оста-
лась вдовой 27 лет с двумя маленькими дочками на руках.
У меня есть сестра, названная в честь бабушки Елизаветой.
Ей тогда исполнилось 8. Мама всю жизнь проработала бухгал-
тером, хотя образование у нее – 7 классов.
– Как такое может быть.
– Оставшись в 15 лет с двумя братьями после смерти роди-
телей, наша мама в школу больше не ходила. Прошла лишь
бухгалтерские курсы. Но бухгалтером была, как говорится,
от Бога...
– И как же Вы жили. На одну мамину небольшую зар-
плату.
– Что вас так удивляет. Да, мне не на кого было надеяться,
и я всегда знала, что, если я что-то сделаю в этой жизни,
то только сама. Так уж сложилось. И это совсем неплохо.
– Хотели бы Вы такого детства для своего сына.
– Как всякая мать я бы хотела, чтобы у моего ребенка была
благополучная, комфортная жизнь. Без трудностей. Но, знае-
те, положа руку на сердце, скажу, для будущего такое детство,
как мое, наверное, лучше. Вырастаешь покрепче.
pg_0002
45
– Если не сломаешься по дороге...
– Ну, знаете, «сломаться по дороге» можно и в парни-
ковых условиях. К тому же, на самом деле, мама дала нам
все самое необходимое. Кроме того, наш микрорайон от-
носился к лучшей, на мой взгляд, школе Арзамаса. Это –
школа №1. Спецшкола с английским языком. Самая старая
в нашем городе.
– И как Вы учились.
– У меня и у сестры никогда не было четверок. Только пя-
терки. Я всегда была лидером. По натуре. Лучше всех. И в соб-
ственном мироощущении тоже. Я в себе никогда не сомнева-
лась. И всем другим тоже нравилось, что и как я делаю. Поэто-
му можно сказать так, у меня не было сытого детства, но у ме-
ня было благополучное детство.
– У Вас с самый ранних лет был опыт личного успеха.
– Да, и это самое важное. У меня не было проблемы поис-
ков своего места в мире. Я нашла себя, уже родившись. Я зна-
ла, что можно справиться со всем на свете. Что, если кто-то
другой это делает, я тоже смогу. Петь, танцевать, не важно.
У меня все получится. Я и пела, и танцевала, и всем нравилось.
И школа бережно поддерживала во мне ощущение этой моей
ценности. Меня ни разу не одернули: «что ты, собственно, вы-
лезаешь.». Спасибо моим учителям, они поощряли во мне
стремление к росту. Давали понять, что внутри каждого из нас
заложены колоссальные возможности. «Они не вне, они внут-
ри тебя. Ты только должна их достать. Достать и показать всем.
Если все это примут, значит, все в порядке. Если нет, – давай,
доставай дальше. Тебя там много. Каждого из нас много. Надо
только уметь это использовать».
– Помните ли Вы кого-то из своих учителей.
– Да, конечно. Тамара Павловна Голубева – мой пер-
вый учитель. Она впоследствии была первой учительни-
цей и моего сына. Мне кажется, что она меня очень силь-
но любила. У нее не было своих детей, и она относилась
ко мне, как к дочери. У нас в первой школе уникальная
директриса, Татьяна Михайловна Цопова. Она задавала
спокойный и рассудительный тон всему коллективу. Та-
кую потрясающую мудрость, которая помогала нам, де-
тям. Потом было много всяких учителей. Очень разных.
И я обо всех них всегда вспоминаю с благодарностью. Ни-
когда не забуду мою учительницу математики Валентину
Ивановну Демидову. Она учила нас не просто арифмети-
ке, она учила организации самих себя.
– Ваш выбор жизненного пути, то, что Вы пошли в пе-
динститут, каким-то образом сформировался под влия-
нием окружавших Вас педагогов.
– Это было и так, и не так. Я свое предназначение выбрала
в первом классе, когда стала командиром октябрятской звез-
дочки. Потом я стала секретарем комсомольской организации
школы, и, одновременно, членом бюро городского комитета
комсомола.
– Это тогда было редкостью.
– Да, конечно. Я всегда знала, какое бы я образование ни
получила, я бы никогда не стала работать по профессии. Пош-
ла бы я не в педагогический, а в политехнический институт, ку-
да угодно, я бы стала организатором того дела, которому бы
учили в этом вузе. Да, я работала в школе учителем. У меня
неплохо получалось. Но директором школы я была бы гораздо
лучшим, чем рядовым педагогом. И главным врачом гораздо
более ценным, чем врачом практикующим.
– Вы довольно рано повзрослели, научились пони-
мать, что Вам нужно в жизни.
– Да. И в личной тоже. Например, своего будущего мужа,
Александра Александровича Глебова я тоже знала с детства.
Мы с ним вместе учились в школе. Очень дружили. С первого
класса. Мы летом 1977 года закончили 10 класс, а в феврале
78-го поженились. И я нисколички не жалею об этом, а, наобо-
рот, очень и очень счастлива. Потом мы с Сашей вместе учи-
лись в одном вузе.
– Вы с ним, наверное, и по характеру чем-то похожи.
– Нет, наоборот, мы с мужем разные. Противоположности,
которые, говорят, притягиваются друг к другу. Я – совершенней-
ший лидер, он же очень организованный, очень тихий, молча-
ливый, не занимающийся никакой общественной деятельнос-
тью человек. Он искренне предан спорту. Хотя, конечно, в чем-
то глубинном мы одинаковы. Выросли вместе. Мы даже на сви-
дания друг к другу, знаете, как это бывает, «в семь вечера под
часами», не ходили. Просто, он с утра, до школы, забегал
за мной «перед уроками». А вечером, поздно, мы расставались.
– А кем стал Ваш сын.
– Ему сейчас 22 года. Заканчивает педагогический универ-
ситет в Нижнем Новгороде. Он у нас профессиональный
спортсмен. Хоккеист. Входил в сборную России. По своему
возрасту.
– У Вас удивительно теплые воспоминания о прошлом,
что бы Вы могли из этого прошлого взять в день сего-
дняшний, что могло бы и нам сейчас пригодиться.
– Мы умели общаться с людьми. Понимали, главное,
что у нас есть – это люди. И вместе можно сделать любое де-
ло, выстроить любые схемы. Вот нам сейчас говорят: вы не
должны реформировать школу. Потому что можно нарисо-
вать любую концепцию, но у нас нет людей, которые могут все
это осуществить. Но на самом деле люди-то у нас есть. Просто
мы не знаем, как их правильно использовать. Наиболее вы-
годно, функционально.
– То есть надо выявить, что человек может сделать,
и пусть он это делает. А что не может – зачем насиловать.
– Но при этом необходимо заставлять, стимулировать
человека учиться. Иногда, может быть, даже жестко. Навер-
ное, потому что есть вещи, от которых просто нельзя отсту-
пать. Надо заставлять человека организовывать самого се-
бя. У меня в приемной висит список фраз, которые при мне
нельзя произносить моим сотрудникам: «звонил, –
Вручение удостоверения
депутата Госдумы РФ.
Январь 2000 года
Вручение удостоверения
депутата Госдумы РФ.
Январь 2000 года
Депутаты Госдумы:
А. Лихачев,
Л. Глебова
А. Мяки
pg_0003
ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР
46
На Волге
Е. Люлин, Л. Глебова, Н. Степанов
не дозвонился», «искал, – но не нашел».... Я считаю, что че-
ловек может сделать все. Кто хочет добиться – ищет воз-
можности, кто не хочет, – находит причины.
– В Вас все равно «сидит» педагог. Вы все организуете
на гуманной основе, через людей, как учитель.
– Педагог и управленец, на самом деле, одно и то же. Пе-
дагог, это человек, который управляет другим человеком.
Пусть одним, пусть двумя, пусть классом – настоящий учитель
не пичкает ребенка знаниями, это вообще не функция препо-
давателя, он учит его, как добыть знания, он разбирается в
нем, в ребенке, он управляет им, как человеком. Реально мож-
но управлять только людьми, нельзя управлять процессом.
– Поясните.
– Управлять чем-либо можно только правильно выбирая
людей, и находя им то место, на котором они наиболее эффек-
тивно раскроют свои способности. Это справедливо и в учебе,
и в бизнесе, и в политическом процессе.
– Если уж мы заговорили о педагогике и политике,
расскажите, пожалуйста, о Вашей беседе с Владимиром
Владимировичем Путиным. Относительно недавно,
в конце апреля, Вы, вместе с несколькими депутатами
ГД РФ от фракции СПС встречались с президентом. Сказал
ли он что-нибудь о перспективах нашего образования,
кроме того, что вошло в текст ежегодного обращения
к Федеральному Собранию.
– Я благодарна президенту за то, что в Послании он поднял
вопрос о наведении порядка в финансировании нашего обра-
зования. Однако не все в изложенной позиции показалось мне
однозначно неоспоримым. Например, в той ее части, где гово-
рится, что за образование должен платить каждый без исклю-
чения. Но мне кажется, он имел в виду совсем другое.
– Что именно.
– Никакого бесплатного образования не бывает. Это все
глупости. Человек платит налоги. Из налогов формируется
бюджет. Из которого выделяются средства на образование.
учат в школе. Значит, система «хромает». Давайте искать
механизмы, чтобы сложить усилия государства с усилиями
общества (родителей, попечителей и т.д.) Когда все мы
поймем, если сегодня вкладывать деньги в образование
своих детей, не в лишнюю шубку, не на ужин в дорогом ре-
сторане, то завтра эти затраты вернутся благополучием на-
шего ребенка. И, если попечитель или благотворитель сего-
дня вложит средства в образование одаренных детей, завт-
ра он получит для своей фирмы прекрасного сотрудника.
Замечательного, талантливого гражданина, который пре-
умножит богатства России. Это уже рыночная экономика
с социальным лицом. Класс имущих говорит, я не хочу по-
треблять то, что я заработал, один. Мне не комфортно в об-
ществе, где есть очень бедные, и очень богатые. Меня не
устраивает социальная напряженность. Есть ли какой-то
выход. И мы отвечаем – попечительство.
– Вы имеете в виду попечительские советы школы.
– Конечно. Ведь, входя в такой совет, попечитель не просто
сможет перевести туда свои средства, но и участвовать в их
распределении. Он сам будет решать, куда конкретно его
деньги надо направить. Работники образования перестали
чувствовать себя иждивенцами. Образование – товар, куда
выгодно вкладывать средства. В этом отличие нашей позиции
от подхода левых партий, которые считают, что, например,
в нефтедобыче деньги зарабатывают, а в образовании лишь
тратят. Они не понимают, что если мы не выучим детей, завтра
некому будет добывать эту нефть.
– У Вас расписан буквально каждый час. Почему Вы со-
гласились принять участие в работе Независимой органи-
зации «Гражданское общество» и Национального фонда
«Общественное признание».
– Помните, у Чернышевского теорию разумного эгоизма.
Я – ужасная эгоистка. И я понимаю, что если не будет нор-
мальной организации общества, не будет и меня. Я одна –
ничто. Я ищу себе подобных. Хочу принести пользу там, где
впереди видно будущее. Поэтому мне кажется, что Золотой
Почетный знак «Общественное признание», который мне
вручили как высшую общественную награду России, был
мне дан за то, что я делаю ровно то, что нужно делать. И для
себя, и для общества.
– И, наконец, последний вопрос, какая, на Ваш взгляд,
перспектива у России.
– На мой взгляд, чем большее количество людей призна-
ют, что именно от них все зависит, перестанут повторять «что-
то не так в этой стране», а скажут – «не так в стране нашей» –
тем быстрее мы будем двигаться вперед.
– Теперь мне становится понятно довольно необычное
название, возглавляемой Вами общественно-политичес-
кой организации «Консервативное движение – «Новая
сила»». «Консервативное», и в то же время «новое». Зву-
чит, согласитесь, противоречиво.
– Мы долго думали над этим названием. И поняли, что у
И человек, платя налоги, оплачивает, таким образом, свое
образование и образование своего ребенка. Так появились
равные стартовые возможности, к которым доступ должен
иметь каждый. Но вот дальше платить еще раз обязан сов-
сем не каждый. А из текста Послания Президента это прямо
не следовало. И это дало повод для разных толкований.
Коммунисты, например, сразу подхватили: «Президент
за коммерциализацию образования!». На самом деле прези-
дент лишь подтвердил: у нас государственно-общественная
ответственность за будущее народа.
– Звучит, как некая декларация.
– Отнюдь, смотрите сами: государство выполняет свои
обязательства в рамках заявленного бюджета. Общество
тоже сегодня может взять свою долю ответственности. По
факту уже произошло: оплата репетиторов, «взятки» за сда-
чу экзаменов и т.д. Значит, что-то не хватает в школе, раз
ищут знаний на стороне, причем у тех же учителей, что их
нас в нашей стране уже нара-
ботано то, что следует сохра-
нять в будущем. Но делать
это может новое поколение.
Новая сила. Старое же поко-
ление, не по возрасту – по
взглядам, (в наше движение
могут входить и входят
и совсем юные люди, и пен-
сионеры), способно закон-
сервировать лишь прошлое.
Они вернут нас к распреде-
лительному ужасу, всевлас-
тию дефицита, когда ника-
кой мотивации для развития
человека просто не сущест-
вовало.
Записала Елена ГРИГОРЬЕВА