НАВСТРЕЧУ ВЫБОРАМ
56
– Что для Вас гражданское об-
щество.
– Организация общества в негосу-
дарственных, общественных формах
по интересам. Если есть интересы, ко-
торые могут быть объединены, и они
добровольно объединяются, то возни-
кает не просто аморфная масса, а
структуризированное общество. Инте-
ресы могут быть разными: иногда это
профессиональные интересы, иногда
– жизненные, бывают интересы оби-
женных («обидели» всех одинаково).
Может быть все, что угодно: может
быть и организация любителей пива, а
может быть – организация одиноких
матерей или организация малого и
среднего бизнеса.
– Как, по-вашему, должно осу-
ществляться взаимодействие меж-
ду политической сферой и сферой
гражданского общества.
– Я считаю, что инициатива такого
взаимодействия должна идти не от
партий. Гражданское общество само
должно налаживать этот диалог,
включая инструмент своего влияния.
Как делают, например, в Америке учи-
теля. Они создали сеть по всей стране
и поэтому обладают влиянием. Каким.
Голосами. И потом подписывают дого-
вор с президентом: вот наша програм-
ма, мы хотим, чтобы вы ее реализова-
ли. Вы согласны. Кандидат подписы-
вает. Вы нам гарантируете, что мы бу-
дем участвовать в заседаниях вашей
администрации и конгресса по этим
вопросам. Подписываете. Если да –
тут же все члены этого общества по
«САМОЕ ГЛАВНОЕ –
ОТСТАИВАТЬ
СВОИ ИНТЕРЕСЫ
И ВЕСТИ ДИАЛОГ
С ВЛАСТЬЮ
»
Ирина ХАКАМАДА:
Не так уж и много вре-
мени осталось до выбо-
ров в Государственную
думу РФ. Однако уже
сейчас в предвыборную
борьбу включились ос-
новные политические
движения и партии Рос-
сии, исполнительная и
законодательная ветви
власти. Правоцентрист-
ские и правые партии -
«Единая Россия», «Союз
правых сил» и «Ябло-
ко» активно занимают-
ся партийным строи-
тельством.
Сегодня мы публикуем
беседу директора Цент-
ра политической конъ-
юнктуры России Вале-
рия ФЕДОРОВА с одним
из лидеров партии «Со-
юз правых сил», вице-
спикером Государст-
венной думы РФ
Ириной ХАКАМАДОЙ.
pg_0002
57
всей Америке надевают специальные
значки с символикой соответствующе-
го кандидата. То есть начинают агита-
цию – не прося денег. Они ничего не
просят ни у президента, ни у прави-
тельства, ни у партий. Они используют
свой ресурс, потому что они друг дру-
га знают, и у них идет интенсивный
«сарафанный», межличностный об-
мен информацией, и такая организа-
ция реально гарантирует и обеспечи-
вает кандидату поддержку, и под-
держка эта очень серьезная.
– Они сейчас ничего не просят,
но рассчитывают, что в случае, если
кандидат победит – значит, он бу-
дет отстаивать их интересы, выпол-
нять требования...
– Они ничего не просят на органи-
зацию процесса агитации. А что зачас-
тую делают наши гражданские органи-
зации. Они говорят партиям и канди-
датам: мы готовы вас поддержать, но у
нас денег нет, вы нам заплатите, и мы
на эти деньги будем за вас агитиро-
вать. Это просто несерьезно! Хочешь
вести диалог – будь самостоятельным
и финансово, и организационно, и в
кадровом отношении. Будь независим
от власти – тогда ты сможешь заста-
вить ее действовать, включая инстру-
мент своего влияния через выборы.
– Что Вы, как один из лидеров
политической партии «Союза пра-
вых сил» можете предложить
гражданскому обществу. И что
гражданское общество, на Ваш
взгляд, может предложить Вам.
– Я против того, чтобы негосудар-
ственные общественные организации
превращались в политические партии
и ставили себе целью использовать
гражданские структуры как первый
этап для того, чтобы потом превра-
титься в какое-нибудь политическое
движение и участвовать в выборах.
Потому что это разные функции: поли-
тическая партия идет во власть, чтобы
взять власть. Гражданское общество
аккумулирует интересы общественных
групп, чтобы вести диалог с властью.
– Но ведь незрелость и слабость
гражданских организаций у нас в
России зеркально отражает незре-
лость и слабость политических пар-
тий, как естественных посредников
между обществом и властью!
– Еще одна проблема. Я разговари-
ваю с бизнесменами. У них же тоже есть
общественные организации. К
примеру, в Воронеже выступаю с докла-
дом: как я собираюсь в программе «Со-
юза правых сил» защищать малый биз-
нес. Профессиональный доклад – не
популистские лозунги. Выходит первый
выступающий и говорит: «Ирине Муцу-
овне нечего делать в СПС, ей надо в
«Яблоко» переходить». Выходит второй
И. Хакамада
на встрече
в Кремле
лидеров
фракций
и депутатских
групп Государ-
ственной думы
с Президентом
РФ В. Путиным
и говорит: «Что это Хакамада тут пове-
сила «СПС». Можно плакат повесить от
любой партии, и все они будут говорить
одно и то же». Вот что называется незре-
лостью гражданских организаций. Ведь
что такое организованное, развитое
гражданское общество. У него нет по-
литической ориентации, привязаннос-
ти. Оно использует любой ресурс. При-
ехала партия «СПС», лидер приехал –
слава Богу, буду через нее проводить.
Приедет другой – буду через него рабо-
тать. Самое главное – отстаивать свои
интересы и вести диалог с властью. А
уже вот конкуренция между партиями,
кандидатами – это не дело обществен-
ной организации. Ей нужно любую
встречу, с любым политиком превра-
тить в ресурс, чтобы потом интересы
этой организации были защищены – не
личные, не интересы конкретного юри-
дического лица, а программные пози-
ции данной гражданской организации.
– То есть инициатива к диалогу с
властью, с поли-
тиками должна
идти от самих
гражданских
организаций.
– Конечно.
Именно так дол-
жен быть выстро-
ен диалог: снизу,
что возможно
pg_0003
НАВСТРЕЧУ ВЫБОРАМ
58
только при определенном уровне зре-
лости гражданских организаций.
Должна быть инициатива – а не «по-
могите нам, деньги дайте»! Организа-
ции должны уметь находить независи-
мых, неполитических спонсоров, и
быть готовы поддержать на выборах
ту или иную партию, но при условии,
что будут сами проверять реальность
подписанных соглашений. Если согла-
шение не работает, то в следующие
выборы мы эти голоса у вас заберем и
передадим другому. То есть для лю-
бой гражданской организации, если
она хочет влиять на принятие реше-
ния, первой задачей является не о себе
везде в газетах заявлять, а сеть созда-
статочно. Нужен целый ряд усло-
вий, и одно из них – сильное и
развитое местное самоуправле-
ние. Без местного самоуправле-
ния как широкой низовой демо-
кратической сети...
– ...в России ничего не выйдет. Ме-
стное самоуправление должно быть
усилено, а регионы – укрупнены. Это
обеспечит управляемость огромной
страны. То есть, с одной стороны, де-
централизация, с другой стороны –
усиление местных органов власти.
– Ваша позиция по отношению к
законам Козака.
– Мы их не поддержали. Моя ини-
циатива и инициатива СПС, принятая
предлагает разделить Россию на
40 штатов...
– Я считаю, их должно быть 12. Вы
помните, было 12 межрегиональных ас-
социаций экономического сотрудниче-
ства. Не сегодняшние федеральные ок-
руга, созданные по нарезке округов
МВД! По экономическим, природным
условиям и естественной хозяйствен-
ной кооперации – их должно быть 12, 12
крупных субъектов и 12 губернаторов.
Тогда будет это естественное разделе-
ние труда. 12 крупных штатов и 12 гу-
бернаторов, каждого из которых изби-
рает народ и каждого можно вызвать к
президенту и говорить с ним всерьез. Я
бы еще и правительство убрала...
вать, реальную сеть. Почему боль-
шинство партийных организаций не
считаются с огромным количеством
организаций общественных. Просто
потому, что те не могут влиять на ре-
зультаты выборов.
– То есть прежде чем договари-
ваться, надо элементарно знать,
какими ресурсами располагает
каждая из сторон.
– Конечно. Не в Кремле им нужно
сидеть, а ячейки на местах создавать,
собирая по крохам голоса, то есть
быть сильными организаторами. Вот
это – их главная задача и условие их
серьезных намерений. Я считаю, что
СПС своими программами защищает
негосударственные организации. На-
помню, что Хакамада была первой,
кто провела в 1993 году закон «О не-
коммерческих организациях», по ко-
торому они получили статус и возмож-
ность для работы.
– Этот закон Хакамада прове-
ла, а не СПС. Но для того, чтобы
создалось сильное гражданское
общество, одного закона недо-
на Политсовете, такова: все налоги от
малого бизнеса, все – даже те, которые
делятся между федеральным центром
и регионами, отправлять полностью
местному самоуправлению. Только
тогда, когда у местных органов появят-
ся деньги, мы получим стимул к разви-
тию. В этом случае и местный сектор
вырастет, как, скажем, в Италии, где он
занимает 90 процентов рынка!
– А Вы не думаете, что эффект
будет обратным: если местным ор-
ганам оставят этот налог, то ставки
налога назначат такие, что никакого
местного бизнеса вообще не будет.
– Ставки должны определяться
Федерацией. А суммы, полученные по
этим ставкам, переходить местной
власти. Ставки должны быть общие и
всем известные: 6 процентов с выруч-
ки по упрощенной системе налогооб-
ложения для малого бизнеса, вменен-
ный налог. А налог с продаж – убрать.
– Вы затронули вопрос укруп-
нения регионов. Уже известны
инициативы других политиков по
этой теме: так, Геннадий Селезнев
– То есть Вы предлагаете пере-
ход к американской системе, где
правительство и администрация –
одно и то же, президент – одновре-
менно глава исполнительной влас-
ти, а должность премьер-министра
отсутствует.
– Американская политическая сис-
тема – самая простая и прозрачная,
если ее ввести у нас, президент хоть
как-то реально сможет правительство
контролировать. А вот местное само-
управление, получив определенные
ресурсы и полномочия, но под контро-
лем «больших» губернаторов, сможет
развиваться. Опять-таки, губернаторы
не смогут местную власть зажимать,
просто не будет такой возможности
физически – при огромных размерах
управляемой территории.
– Но даже у американцев –
пятьдесят штатов, но не двенад-
цать же!
– А при чем тут американцы. У нас
уровень государственного управления
настолько ужасен, что я считаю, что
надо начинать укрупнение, а потом
На съезде
«Союза
правых сил»
вместе
с Е. Гайдаром,
Б. Немцовым
и А. Чубайсом
pg_0004
59
ми методами. И поэтому такие партии,
как наша, не будут в меньшинстве.
– Почему только через 25–50
лет.
– Не знаю. Может быть, через 10,
если будет воля у политического клас-
са заниматься управлением страной, а
не заниматься удовлетворением своих
амбиций. Пора на деле становиться
экономической супердержавой, а не
– Этот Ваш прогноз – все прой-
дут – относится ко всем пяти парла-
ментским партиям.
– Да. Жириновский – он объединя-
ет людей, которые хотят плюнуть в ли-
цо власти, не понимая, что на самом
деле Жириновский – это та же самая
власть, это ее проект. Его эпатаж, и его
готовность «плюнуть», и говорить же-
стко – им нравится. Причем неважно –
уже постепенно переходить к разви-
тию местного самоуправления.
– А как это возможно на прак-
тике.
– А мы же приняли закон о воз-
можности объединения регионов. Мы
поддерживаем идею укрупнения, хотя
понимаем, что это нужно делать очень
аккуратно. Это очень тонкий вопрос,
потому что все могут разнести в пух и
прах, так как интересы здесь сосредо-
точены огромные, и борьба будет ди-
кая. Но я сейчас говорю о стратегии:
когда ты стратегически видишь, зна-
ешь, на что ориентируешься, ты мо-
жешь двигаться постепенно, ты пони-
маешь, что делаешь. Но если нет стра-
ний россиянин. А мы – не массовая
партия. Поэтому и общественное мне-
ние у вас искаженное, это не мнение
гражданского общества, это мнение
просто массы людей. Общество-то не
структурировано! При этом мы, как
партия, защищаем и поддерживаем те
общественные объединения, которые
тоже объективно не могут быть массо-
выми, многочисленными. Это наемные
работники, которые получают средние
доходы на частных предприятиях – и
это еще пока далеко не большинство.
Ведь у нас треть населения бедная, жи-
вет ниже прожиточного минимума;
бюджетники – нищие совершенно. И
даже если мы будем для них работать с
утра до ночи, они нам не поверят, по-
тому что мы – успешные люди, это их
раздражает. Поэтому мы ближе к та-
ким же успешным, мы их не раздража-
ем, мы – как бы поводыри для них:
«вот она может, и я тоже смогу, тоже
так сейчас сделаю!». Их всегда будет
меньше в такой стране, как наша.
– То есть вы – партия меньшин-
ства.
– Конечно.
– Вот, например, Крестьян-
ская партия: она никогда не бу-
дет иметь большинство у нас, по-
тому что Россия уже не аграрная
страна.
– Мы – наоборот: как раз то мень-
шинство, которое обречено историче-
ски стать большинством – через 25
или 50 лет. Когда Россия будет абсо-
лютно развитой страной, экономичес-
кой супердержавой – такой же, как Ев-
ропа, как Китай, как Америка. Россия
все равно будет развиваться рыночны-
рассуждать с утра до вечера о нашем
влиянии на мировой порядок в Иране,
Ираке, Северной Корее с Китаем. Не
говорить о том, что Америка агрессор,
что мы ее остановим, а держаться на
плаву как только можно: сосредото-
читься на том, чтобы быть экономиче-
ски конкурентоспособными. Прези-
дент сказал абсолютно понятно: удво-
ение ВВП, рывок, административная
реформа. То есть надо просто изнутри
в порядок все привести!
– Если Президент реализует
свою идею о создании правитель-
ства на основе парламентского
большинства – СПС к этому боль-
шинству присоединится. Вы рас-
считываете войти в правящую коа-
лицию.
– Я думаю, что такой шанс есть, ес-
ли власть всерьез наметила исполнять
послание Президента.
– Вы туда хотите войти не за
счет своей силы, а за счет...
– Своего интеллекта, своей интел-
лектуальной силы. Мы, действитель-
но, одна из самых профессиональных
партий. Кто-то должен создавать но-
вые идеи, формулировать их, и еще
уметь исполнять их.
– Ваш прогноз: в новую Думу
пройдет и «Яблоко», и СПС или
только одна из этих партий.
– Все пройдут. Кто-то – больше го-
лосов наберет, кто-то – меньше, но
пройдут все, если Кремль не будет ме-
шать. Народ ведь позвоночником чув-
ствует: вот этим много нельзя давать,
потому что они еще не массовые. Но, с
другой стороны, надо дать, потому что
иначе – застой.
тегических целей, то можно болтаться в
этих экспериментах до бесконечности,
и неизвестно, что получится.
– Поддержав эту программу ук-
рупнения, Вы оттолкнете от себя
региональную элиту.
– Так и получится. Но у меня такое
впечатление, что региональная элита и
так нас в обьятиях не держит. Нам не-
чего и терять абсолютно. Ну, что для
нас губернатор. Все равно они не на-
ши. Очень мало наших по духу: Хлопо-
нин в Красноярске, Федоров в Чува-
шии. У нас есть регионы, где мы хоро-
шо работаем в контакте с губернатора-
ми, но, по большому счету, мы не гу-
бернаторская партия. Вот как раз в ме-
стных органах у нас больше поддерж-
ки, наиболее часто мы избираемся в
органы местного самоуправления.
– СПС – это партия по своей сути
буржуазная. Что же, вы хотите, чтобы
нас любили больше, чем Райкова и На-
родную партию. Конечно, Райков, да-
же никому не известный, легко раскру-
чивается за короткий период. Он бли-
же, он понятнее, он такой же, как сред-
Вместе
с президентом
РСПП
А. Вольским
перед началом
работы
Всемирного
экономическо-
го форума
в Москве
pg_0005
НАВСТРЕЧУ ВЫБОРАМ
во что плюнуть, главное – сам плевок.
Жириновский этим берет и будет
брать. КПРФ объективно берет, партия
власти всегда берет. Ну и мы, считаем,
что пройдем – вместе с «Яблоком».
– Насколько электорат, по ва-
шим оценкам, у СПС схож с «Ябло-
ком».
– Наши электораты примерно на
40 процентов расходятся. У «Яблока»
избиратель победнее, постарше; у нас
– побогаче, но помоложе. У них – бо-
лее активные избиратели. Объединя-
ют их две вещи: нежелание «ложить-
ся» под власть, внутренняя свобода и
– при этом – неприятие левых идей. Та
часть, что больше принимает левые и
социальные идеи, социал-демокра-
тию – она ближе к «Яблоку». Другая
часть, которая принимает более жест-
кие, более либеральные идеи, более
консервативные – идет к нам. Но все
это люди очень свободные.
– То есть Вы считаете, что элек-
торальная грань, эта «китайская
стена» между «Яблоком» и СПС
разбита не будет.
– Пусть Явлинский мечтает забрать
всех под себя, но он ошибается. Даже
Немцов ошибается, когда думает, что
он может взять 45-летних учителей и
перетащить их из электората «Ябло-
ка». Не получится, даже при том, что
мы очень серьезно помогаем образо-
ванию. Потому что человек голосует за
образ, а для него образ Явлинского –
это образ защитника интеллигенции, а
образ наших лидеров – это образ ус-
пешных людей, у которых есть деньги.
А у кого их нет – они с нами не дружат.
– «Яблоко» ратует за отставку
действующего правительства. Ва-
ше мнение.
– Это предвыборные технологии,
принципиально не хочу в них участ-
вовать. Ведь что значит «отставка
правительства». На самом деле это –
недоверие правительству и отставка
премьера. Ну, поставят другого пре-
мьера. Но инструмент-то не меняется.
Поэтому главный мой лозунг и лозунг
Союза правых сил – это серьезное со-
кращение функций правительства с
передачей их гражданскому общест-
ву в виде саморегулируемых органи-
заций; сокращение функций минис-
терств; уничтожение аппарата прави-
тельства. И я выступаю за самую ра-
дикальную позицию: вообще ликви-
дировать пост премьер-министра и
администрацию президента тоже. И
согласна с идеей РСПП, который
предложил оставить всего 7 или 8 ми-
нистерств.
– Вы очень критично оценили
нынешнее состояние гражданских
организаций в России. Вы считаете,
наши партии находятся на другом
этапе развития. Они уже готовы
взять на себя ответственность за
страну.
– Они – нет, еще не готовы, по-
скольку нет опыта. Когда партии за все
не отвечают в парламенте, а занима-
ются собственным пиаром четыре го-
да, то, конечно, ответственность при
выборах уменьшается. А почему. По-
тому что не надо формировать каби-
нет. Но постепенно, в силу ужесточе-
ния партийного законодательства и в
силу того, что десять лет прошло, мы
все-таки имеем партии, которые уже
не клубы. Те пять парламентских пар-
тий, что есть, это все-таки сетевые пар-
тии. Они уже не партии в масштабах
Садового кольца.
– Но у Вас же сейчас большие
проблемы с региональными отде-
лениями.
– Это свидетельство не слабости, а
силы нашей партии. Мы сейчас муча-
емся с этими региональными отделе-
ниями. Мы там массу народу повыго-
няли, у нас скандал за скандалом в си-
лу того, что мы сейчас начинаем стро-
ить региональную сеть достаточно се-
рьезно. К нам приходят новые люди,
которые обладают необходимым по-
тенциалом и работают в самом низу.
– Есть широко распространен-
ное представление, что реальный
лидер СПС находится не в ней, а за
ней. Речь, конечно, идет о Чубайсе.
– Главная претензия к Чубайсу в
СПС – он ничего не делает. Это серьез-
но. Ему некогда. Он весь в РАО ЕЭС. Он
фанат энергетической реформы. По-
этому, между прочим, я согласилась в
какой-то момент, что если объедине-
ние с «Яблоком» будет, то нужен соот-
ветствующего калибра лидер, и им
может быть именно Чубайс. Потому
что Чубайс – это сильная фигура, вли-
ятельная. Что до реального влияния на
решения в партии, то все решения
принимают у нас сопредседатели с аб-
солютно равным правом голоса. Так не
бывает, что Немцов против, Хакамада
против, Гайдар против, Чубайс всех
выслушал и сказал: «Нет, будет наобо-
рот», – все встали и пошли выполнять.
Никогда. Если мы не договорились, то
или этого не будет, или будет то, о чем
договорились.
– Но Чубайс – за сценой, а в его
отсутствие вы – не лидерская пар-
тия.
– Да, у нас столько харизматиков,
что хотим мы того или не хотим, но нет
единого лидера. Более того, мы рас-
ширяем число лидеров. Похмелкина
вот, как могли, раскручивали, но он от
нас ушел непонятно почему: видимо,
решил, что мы настолько его раскрути-
ли, что он может уже быть сам себе
лидер. Но мы все время пытаемся най-
ти новых лидеров, причем федераль-
ного уровня, и мы их воспитываем.
– В последнее время в СПС по-
явилась еще одна скандальная фи-
гура: Кох.
– Зачем нужен Кох. Мы поняли,
что председатель избирательного
штаба не может быть просто нанятым
менеджером. Потому что его переку-
пают – и все, партии сорвали всю из-
бирательную кампанию. Нужен чело-
век, вне зависимости от его бэкгра-
унда, от его прошлого (с Чубайсом
нам мотают нервы и так по полной
программе, так что нам уже терять
нечего, чернее не станем), который:
а) профессиональный менеджер,
умеет быстро осваивать новые про-
екты – а Кох это умеет – и б) человек,
На презента-
ции автобио-
графической
книги
«Особенности
национального
политика»
в Московском
Доме книги
pg_0006
61
– Да, справляются. Все, ничего не по-
делаешь. А вот кризис плохого управ-
ления – это самая страшная вещь. Вы
можете написать красивую программу,
у вас будут хорошие люди, но если вы
профессионально не проведете кампа-
нию – вам конец.
– Президент в своем послании
признал, что есть проблемы с фи-
нансированием партий, с прозрач-
ностью этого финансирования. Ве-
роятно, эта тема будет достаточно
значимой на выборах: тема чисто-
ты партийных бюджетов.
– Я согласна на чистоту, на про-
зрачность, но при одном условии: что
она касается всех. А то, знаете, у нас
так: все касается кого угодно; а тот, кто
у руля власти, тот пользуется привиле-
гиями.
– Распространено мнение, что
именно СПС финансируют букваль-
но 2–3 крупных олигарха, и в ре-
зультате они вертят партией, как
хотят.
управления. И самое страшное, когда
при этом нет рынка управленцев. По-
пробуйте найти мне на рынке менед-
жера масштаба Коха, но при этом с хо-
рошей репутацией...
– Все повторяется: в России XIX
века, если чиновник проворовался,
его увольняли, переводили в дру-
гую губернию, даже ссылали. А в
ссылке снова брали на работу, по-
тому что было мало грамотных и
образованных.
– Я не знаю про чиновников, про
воровство. Но Коха я видела в работе и
провела с ним несколько бесед, и по-
няла, что это то, что нам надо. Меня ин-
тересует победа. Если я хочу победы,
мне нужен профессиональный менед-
жер. Все остальное – разговоры для
дилетантов. Потеряем в репутации –
возьмем голоса за счет другого. Про-
фессиональные менеджеры смогут эту
проблему решить. И потом, смотрите,
что было бы, если бы мы все были чис-
тенькие. Вот есть партия, для которой
– Нет. Это партия успешного по-
падания, состоявшихся людей или не
состоявшихся, но которые готовы
взять на себя самостоятельность в
том, чтобы состояться. Им не нужна
власть, они не патерналисты. Им
главное – не мешайте. Отойдите от
нас, не мешайте, ничего от вас не на-
до, уйдите.
– Разве это не трагедия – вот
партия состоявшихся людей в стра-
не, которая не состоялась пока еще
как страна.
– Это нормальный естественный
переход. Всего 10 лет прошло. О чем
Вы говорите. Когда Франция совер-
шила буржуазную революцию, а по-
том было столько крови, никто не на-
зывал это трагедией. Зато сейчас –
процветающая страна. А у нас крови,
слава Богу, не было, кроме Чечни и
трагического 93-го года.
– Надеемся, что и не будет. Спа-
сибо за откровенные ответы на ост-
рые вопросы.
который не продаст нас и не предаст.
– Неужели СПС так безразлично
общественное мнение. В предвы-
борный год любое действие партии
неизбежно приобретает публичный
характер. И после прихода Коха со-
здается впечатление, что просто
СПС взял молоток – и забил гвоздь в
крышку собственного гроба.
– Вы когда-нибудь занимались
бизнесом серьезно. Я занималась. А
партийным строительством занима-
лись серьезно. Ну, тогда вы должны
понимать, в чем дело. Это вообще
всей России касается. Самая страшная
угроза – это угроза неэффективного
чистота является главным сюжетом –
это партия Григория Алексеевича Яв-
линского. Вот для Явлинского Кох – это
катастрофа. Но тот же Явлинский кроет
нас с утра до вечера по поводу Чубай-
са, и половина населения накачана
уже, что «эти демократы все развалили
и разворовали». Нам нужен опреде-
ленный электорат. Критика в адрес Ко-
ха – это критика не от нашего электора-
та. Это критика от электората Явлин-
ского. А наш избиратель – он жутко
прагматичный, и для него вот что важ-
но: там ребята свои, у них взгляды нор-
мальные. – Да, нормальные. Они про-
фессионально справляются с задачей.
– Нет, нас финансируют около 10
крупных компаний и еще около 10 мел-
ких. Никто нами не крутит, потому что
ни у кого нет контрольного пакета. При-
чем я знаю, что часть этих же олигархов
финансирует «Единую Россию», часть –
«Яблоко». А «Яблоко» вообще финан-
сирует один, а кто – всем известно. Мы
об этом не говорим. А по поводу нас го-
ворят, потому что «Единая Россия» и
«Яблоко» приняли концепцию, как «мо-
чить» СПС: мол, это партия крупного ка-
питала, зависимая от двух-трех олигар-
хов. И все, это такой метод борьбы.
– А СПС – это не партия крупно-
го капитала.
Звезды поли-
тики, эстрады
и телевиде-
ния - Ирина
Хакамада,
Ирина Пона-
ровская и
Ирина Зайце-
ва после по-
каза коллек-
ций одежды
на вечере
«Три Ирины»
в развлека-
тельном ком-
плексе «Ме-
телица», где
они выступи-
ли в качестве
моделей, за
что им и был
преподнесен
торт «Три
Ирины»