– В сфере Ваших научных инте-
ресов заметное место занимают во-
просы исследования социально-по-
литических проблем и межгосудар-
ственных отношений СНГ. Какие на-
иболее острые проблемы СНГ Вы
могли бы определить на современ-
ном этапе, и что, на Ваш взгляд, на-
до предпринять для их разрешения.
– На разных этапах перед странами
СНГ стояли соответственно и разные
задачи. Сначала была заявлена идея
объединения и интеграции этих госу-
дарств, которые после распада Совет-
ского Союза выбрали путь развития ры-
ночных отношений в экономике. Собст-
венно тогда было две концепции объе-
динения. Российская концепция заклю-
чалась в том, чтобы интегрировать это
пространство вокруг России. Вторая
сводилась к тому, что СНГ – это цивили-
зованная форма бракоразводного про-
цесса. К сожалению, из-за слабости в
то время России и активного вмеша-
тельства Запада верх взяла вторая кон-
цепция. На данном этапе борьба за
постсоветское пространство продолжа-
ется. Еще совсем недавно все мы были
свидетелями отзвука этой борьбы в Гру-
зии, на Украине, в Центральной Азии.
В этой борьбе в последние годы Россия
терпела довольно серьезные пораже-
ния. Однако за последний год ситуация
заметно меняется. Есть определенный
перелом в тенденциях. В ряде стран
прослеживается явное стремление к
развитию отношений с Россией, к со-
зданию единого экономического прост-
ранства. Целый ряд факторов, событий
свидетельствует о том, что Россия воз-
вращает себе инициативу, с учетом ее
финансовых, административных и дру-
гих ресурсов. В ближайшей перспекти-
ве вполне возможно ожидать усиление
российского влияния в регионе.
– С 1993 года Вы являетесь чле-
ном Президентского совета. В этом
же году Вы становитесь одним из
основателей «Клуба-93». По проше-
ствии почти пятнадцати лет что за-
помнилось Вам больше всего от де-
ятельности этих организаций. В бо-
лее широком смысле – как Вы оце-
ниваете в целом эффективность ра-
боты органов, которые занимаются
внешней политикой. Можно ли се-
годня с уверенностью говорить о
сложившихся у нас механизмах, си-
стеме принятия внешнеполитичес-
ких решений.
– В 1993 году Б.Н. Ельцин часто
встречался с нами, членами Президент-
ского совета. Обсуждались самые ост-
рые, болезненные проблемы, это был пе-
риод конфронтации президента с Вер-
ховным Советом. Я до сих пор считаю,
что такие фигуры, как Руцкой и Хасбула-
тов, могли ввергнуть страну в хаос. Тогда
были надежды, что удастся найти пути
взаимодействия между ветвями власти
на самом высоком уровне. К сожалению,
так и не удалось найти эти пути. Сам
Б.Н. Ельцин был в то время далек от про-
блем внешней политики, целиком зани-
маясь внутриполитическими вопросами,
хотя с нашей стороны – членов Прези-
дентского совета по внешней политике –
было сделано немало, чтобы правильно
ориентировать президента. Вспоминая
то время, могу отметить, что отношения у
нас с президентом были странными: он,
казалось, слушал нас, но поступал по-
своему, никогда не следовал, к сожале-
нию, нашим рекомендациям: ни по во-
просу Югославии, ни по вопросу расши-
рения НАТО на Восток, ни по отношению
к министру иностранных дел Козыреву.
Поскольку сам президент был в основном
занят внутренними проблемами, то фак-
тически вся внешняя политика была отда-
84
ПРИЗНАНИЕ
№ 36–37 / 2006
ПРЕДСТАВЛЯЕМ ЧЛЕНА ОБЩЕСТВЕННОЙ ПАЛАТЫ РФ
Россия возвращает себе инициативу
Родился 10 февраля 1949 года в г. Ереване (Армения).
Окончил МГИМО(У) МИД РФ. С 1991 года – профессор
кафедры сравнительной политологии МГИМО. С 1976 по
1985 год – старший инженер, преподаватель, доцент
Московского автомобильно-дорожного института.
1985–1988 гг. – старший научный сотрудник Института
мировой экономики и международных отношений.
1988–1994 гг. – заведующий центром Института
международных экономических и политических
исследований. Параллельно с 1992 года – главный
советник Комитета по международным делам
Верховного Совета СССР. С 1993 по 1995 г. – главный
эксперт Комитета по делам СНГ Государственной думы
РФ. 1993–2000 гг. – член Президентского совета РФ.
1994–2004 гг. – советник, вице-президент
Международного фонда экономических и социальных
реформ (фонд «Реформа»). С 1996 г. по настоящее
время – председатель научного совета Института стран
СНГ. С 2004 года по настоящее время – первый вице-
президент ЗАО «Согласие». Член Совета по внешней и
оборонной политике. Имеет три благодарности от
президента Российской Федерации.
Мигранян Андраник Мовсесович
pg_0002
ПРЕДСТАВЛЯЕМ ЧЛЕНА ОБЩЕСТВЕННОЙ ПАЛАТЫ РФ
№ 36–37 / 2006
ПРИЗНАНИЕ
85
на МИД и непосредственно Козыреву, ко-
торый был не способен формулировать
внешнеполитические цели, а главное –
добиваться и отстаивать собственные на-
циональные интересы. В прошлом, буду-
чи чиновником среднего звена, А.Козы-
рев занимался исполнительными функци-
ями, собственно он никогда не занимался
планированием и реализацией стратеги-
ческих задач. Наша внешняя политика
следовала в фарватере американской
политики, вот почему в то время появи-
лись высказывания о том, что российский
МИД превратился в отдел Государствен-
ного департамента США. В какой-то сте-
пени это было последовательно – наша
внешняя политика была проамерикан-
ской и в отношении конфликтов, и в отно-
шении стран бывшего советского прост-
ранства. В тот период у меня была идея
создать некий внешнеполитический
центр, который вырабатывал бы концеп-
туальные направления для принятия
внешнеполитических решений, но, к со-
жалению, мне так и не удалось собрать
группу по внешней политике в рамках
Президентского совета. До сих пор не
знаю, кто эту идею и на каком этапе бло-
кировал. В конечном итоге при поддерж-
ке помощников президента и других чле-
нов совета мне удалось создать внутри
администрации группу по выработке
внешнеполитической линии. Увы, в 1996
году все это было сведено к нулю. Кстати,
определенная спонтанность выработки
внешней политики сохраняется до сих
пор. Ни в самой администрации, ни в Со-
вете безопасности не сформированы
механизмы принятия решений. По-преж-
нему, многое зависит от того, какое будет
настроение президента по тому, или ино-
му вопросу, из-за чего снижается роль
МИД и дипломатии, которые так и не при-
выкли брать на себя инициативу.
– Оценивая новые угрозы миро-
вому сообществу, нельзя обойти
проблему международного терро-
ризма. Какие имеются новые воз-
можности борьбы с этим злом, и в
продолжение вопроса – не считаете
ли Вы, что появление «общего» вра-
га поможет сплотиться демократи-
ческому миру.
– Думаю, что этот «общий» враг, тер-
роризм, несколько мистифицированный
образ. Это скорее враг Вашингтона, ко-
торый хотел бы пристегнуть к своей ко-
леснице другие страны. У того же Вашинг-
тона есть четкое разделение на «своих»
террористов и «чужих», те же чеченские
боевики являются «борцами за свободу».
Мне представляется, что после событий
11 сентября так называемая антитерро-
ристическая коалиция является на самом
деле психологическим и эмоциональным
ответом, что сегодня уже не действует. Ре-
ально же под прикрытием борьбы с тер-
роризмом американцы вошли в Азию
вплоть до границ с Китаем. Вообще, я
считаю, что само понятие «терроризм»
требует большего уточнения.
– Как Вы можете прокомменти-
ровать современные тенденции
развития «объединенной» Европы и
что мешает России стать полноцен-
ным членом Европейского сообще-
ства. Какие европейские страны
все еще рассматривают нас в каче-
стве «недостойного» партнера и по-
чему. Что, на Ваш взгляд, следует
ожидать в ближайшем будущем.
– Процесс объединения Европы, ви-
димо, дошел до какого-то предела, когда
он становится для большинства евро-
пейских стран скорее обузой, нежели ре-
шением своих проблем. Об этом свиде-
тельствуют референдумы во Франции,
Голландии. Если во времена так называе-
мой «советской угрозы» была основа для
объединительной идеи, то теперь ее
просто нет. Процесс явно застопорился
из-за внутренних проблем. Многие евро-
пейские страны заняты решением собст-
венных насущных социально-экономиче-
ских вопросов, таких как безработица,
инфляция, ресурсная база. Даже в такой
развитой стране, как Франция, наблюда-
ются острые конфликтные проблемы на
этнической основе. Не думаю, что Рос-
сии сейчас так уж важно войти в состав
Евросоюза, гораздо важнее для нас
иметь конкретные договоренности, со-
глашения по вопросам торговли, тамо-
женного контроля и т.п. Скоро истекает
срок действия Договора по СБСЕ, надо
заключать новое соглашение. Я думаю,
что России не следует форсировать пе-
реговоры по вступлению в Евросоюз.
Каждый раз ставятся какие-то новые,
придуманные условия. К тому же целый
ряд европейских государств не считают
Россию «европейской» страной по куль-
турным, географическим, историческим,
этническим и другим принципам. С дру-
гой стороны, во многих европейских
странах, в той же Франции, уже сегодня
этнические выходцы из Азии и Африки
составляют значительную часть населе-
ния. И эта часть не имеет ничего общего
с европейской культурой!
– В последнее время большое
внимание мировой общественности
привлекает тема российско-иран-
ских отношений. Особенно это ка-
сается вопросов сотрудничества в
области атомной энергетики. Вооб-
ще, на фоне сложных отношений
России с южными соседями всякий
положительный прорыв вызывает
определенный оптимизм. Как Вы
считаете, удастся ли нам продви-
нуть сотрудничество с Ираном без
ущерба другим отношениям.
– У нас здесь позиция ясная и одно-
значная. Россия не желает, чтобы ее ог-
раничивали в области сотрудничества в
МГИМО. А. Торкунов, С. Ястржембский, А. Мигранян и другие участники конференции
pg_0003
высоких технологиях, в данном случае –
ядерной энергетике. Нас часто обвиняют
в том, что мы оказываем услуги в приоб-
ретении таких технологий. Наша позиция
по Ирану достаточно ясно сформулиро-
вана: мы будем сотрудничать в сфере
ядерных технологий, но не хотим, чтобы
Иран был ядерной державой, хотя неко-
торые эксперты считают, что здесь труд-
но что-то сделать, чтобы предотвратить
этот процесс, заблокировать эту воз-
можность. Взять пример Пакистана, Ин-
дии… Россия не может запретить Ирану
стать ядерной державой, как, впрочем, и
никто другой. Американские аналитики
считают, что можно, конечно, нанести
удары по ядерным объектам Ирана, но
ничто не мешает Ирану нанести ответ-
ный удар через различные структуры, ко-
торые могут осуществить террористиче-
ские акции, вообще акции «устрашения».
Именно поэтому американцы относятся
с большой осторожностью в оказании
давления на Иран, то есть, это давление
ограниченно. Заявления иранского руко-
водства свидетельствуют о том, что Иран
готов вести самостоятельную линию в
этих вопросах. Думаю, что Россия вряд
ли согласится на какие-либо санкции
против Ирана, поскольку мы имеем уже
негативный опыт таких санкций. Мы за
последние пятнадцать лет дважды голо-
совали в ООН за такие санкции, а потом
несмотря на все желания России снять
эти санкции, ничего не удавалось сде-
лать. Поэтому нам вряд ли надо дать «зе-
леный» свет американцам, чтобы потом
самим не остаться в стороне. Россия уже
делала себя «лишним» игроком по Ираку,
по Югославии…
– Благодаря своему геополити-
ческому положению Россия всегда
пыталась выработать оптимальный
внешнеполитический баланс в от-
ношениях Восток – Запад, Север –
Юг. Долгое время нас связывали ес-
ли не братские, то дружественные
отношения с Индией. Как, на Ваш
взгляд, развиваются наши отноше-
ния с Индией, с Пакистаном, други-
ми странами Южной Азии сегодня,
какие имеются перспективы.
– Сейчас изменилась сама ситуация.
Если раньше мы были ведущей державой
в мире, давали ориентир «третьему миру»
для развития, то сейчас сама Индия ста-
ла мощной экономической державой.
При этом Россия продолжает военно-
техническое сотрудничество с Индией.
У нас сложились традиционно дружест-
венные отношения, но нет серьезной ди-
версификации этих отношений. Как,
впрочем, и с Китаем… Мы понимаем, что
вместе Индия и Китай в скором будущем
составят 3 миллиарда человек населе-
ния, и с ними надо иметь нормальные от-
ношения. На данном этапе для России
непосредственной угрозы из этого реги-
она нет, по крайней мере, на ближайшие
двадцать лет. Китай занят своими пробле-
мами, впрочем, как и Индия. Скорее все-
го эти страны играют сегодня роль есте-
ственных союзников России.
– В начале 90-х годов Вы читали
лекции по экономике и политологии
в Университете Сан-Диего (США),
сегодня Вы преподаете в МГИМО(У).
Чувствуете ли Вы различия в сту-
денческой аудитории нашей и аме-
риканской. В чем это проявляется.
Что больше интересует нашу и аме-
риканскую молодежь.
– Не только в Сан-Диего. Я читал лек-
ции практически во всех ведущих амери-
канских университетах. Это был пик на-
шей «перестройки» – 1989–1990 годы.
Тогда все внимание мировой обществен-
ности было приковано к тому, что проис-
ходит в Советском Союзе. Американские
студенты и аспиранты показались мне
очень умными, подготовленными и любо-
знательными молодыми людьми. Будучи в
Америке, я понял одно, и это было откры-
тием: американская средняя школа до-
статочно слабая, где превуалирует игро-
вая форма образования, колледж – это
уже более серьезная система обучения,
а вот с уровня аспирантуры начинается
уже основательная подготовка. Это, кста-
ти, приводит к тому, что во многих амери-
канских университетах количество аспи-
рантов больше, чем студентов. Амери-
канцы превратили свои университеты в
инкубаторы для производства высоко-
классных специалистов. Надо отдать
должное, что они тратят большие средст-
ва на это, а человеческий материал при-
ходит со всего мира: здесь и китайцы, и
русские, и евреи … Когда я преподавал в
Сан-Диего для начальных курсов, отме-
чал, что общий кругозор студентов был
слабым, но ориентация на работу уже
прослеживалась с первого курса. И, ко-
нечно, другое дело, когда я работал с ас-
пирантами, это уже специалисты, хорошо
разбирающиеся в своем деле, эрудиро-
ванные личности.
– Когда беседа идет с таким ин-
тересным и занятым человеком, не-
вольно возникает вопрос о времени,
как удается Вам везде успевать. Ос-
тается ли хоть что-нибудь на семью,
расскажите о жене, дочери. Есть ли
какое-либо увлечение, «хобби».
– Собственно, особых увлечений и
нет. Если говорить о путешествиях, то это
рабочие поездки в разные страны. Жена у
меня работает в ГИТИСе, преподает ис-
торию зарубежного театра, могу без пре-
увеличения сказать, что она лучший спе-
циалист по американскому мюзиклу. Доч-
ка окончила МГИМО, сейчас она там до-
цент на кафедре культурологии. Ну а глав-
ный человек в семье – внучка, если позво-
ляют обстоятельства, всегда спешу к ней.
Беседовал Юрий ВАСИЛЬЕВ
86
ПРИЗНАНИЕ
№ 36–37 / 2006
ПРЕДСТАВЛЯЕМ ЧЛЕНА ОБЩЕСТВЕННОЙ ПАЛАТЫ РФ
С. Сорокина и А. Мигранян